IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Если он пьет, Алкоголизм - болезнь семьи
свящ. Евномий
сообщение 24.9.2013, 22:03
Сообщение #1


Группа: Священники
Сообщений: 574


Вставить ник | Цитата



ЕСЛИ ОН ПЬЕТ

См. начало Алкоголизм и наркомания: в помощь семьям и работодателям
В публикации использованы труды Москаленко В. Д.
Наверное, самый тяжелый для принятия близкими наркомана или алкоголика факт – то, что они сами являются частью семейной болезни зависимости. В их мышление с большим трудом проникает мысль, что они сами могут нуждаться в помощи – и не меньше зависимого. Потому ее стоит раскрыть более подробно.
Рассмотрим более подробно, на примере алкоголизма – семейную болезни зависимости.
Каковы бы ни были личностные особенности алкоголиков, члены их семей обычно реагируют на проявления болезни вполне предсказуемым образом.

Жили-были Оля и Коля.
История болезни.


«Она из женщин, живущих для других.
Это видно по тому, как другие загнаны»
(К. Льюис. Письма Баламута)


Для наглядности действия семейной болезни зависимости, приведем образную историю, основанную на реалиях.
Девушка Оля выросла в семье отца-алкоголика. Фактически, члены этой семьи живут с двумя доминантными мыслями: если он в запое – когда тот закончится; если трезв – в тоскливом предожидании и страхе, когда он запьет. Говорить об этом вслух нельзя – табу. К тому же, нередко мать (и другие взрослые члены этого патологического круга) пытаются даже как-то оправдать пьяного отца, уменьшить проблему, - по крайней мере, в течение первых лет развития алкоголизма. Это, конечно, не удается – дети прекрасно понимают, в чем неблагополучие семьи, но приходится подчиняться условиям игры, и делать вид, что не замечают присутствия болезни. Созданию «табу» способствует и то, что алкоголизм жестко осуждается обществом, в сознании которого алкоголик – уже недочеловек. И проговаривать проблему вне семьи недопустимо. Ее нужно всячески скрывать.
Итак, говорить о проблеме нельзя. Как нельзя и верить родителям – сколько раз папа обещал бросить пить, сколько раз мама обещала помочь разобраться с уроками или сходить в гости к любимым крестным – но не выполняла обещаний из-за того, что папа домой пришел пьяный – не до дочери.… А поскольку Оле не с кем было поделиться своими болью, стыдом, и пр. - чувства приходилось прятать как можно глубже, «замораживать», вместе со всем хорошим, что есть в ее душе - и делать при этом вид, что с тобой все в порядке. Основной принцип поведения - «не говори, не верь, не чувствуй».
А еще мать, от собственного чувства бессилия, могла срываться на Оле – по поводу и без повода, еще больше развивая в ней чувство вины и низкую самооценку («я плохая», «у меня ничего толком не получается», «я плохо стараюсь, поэтому меня мало любят», «я не умею себя правильно вести»).
Ответить на такое отношение со стороны родителей каким-либо нормальным образом очень трудно – разве что сбежать из дому, или лет в 14 тоже начать что-нибудь употреблять – то ли пиво, то ли сигареты, или то и другое вместе. А также мстить обществу за то, что плохо. Так развивается девиантное поведение. Чаще оно проявляется у подростков мужского пола.
Ей, как и другим девочкам в похожих семьях, остается роль просто терпеть. И быть примерной в семье и школе – может, тогда меня хоть немного полюбят – не за то, что я есть, а за то, что я хорошая. И когда она берет на себя ответственность за семью, старается быть необходимой для ее членов – тогда хоть иногда на нее обратят внимание и похвалят. Правда, мама, занятая проблемами мужа, достижений дочери замечала редко, но всегда замечала все ее оплошности. А оплошность могла состоять только в том, что она не вовремя попалась маме на глаза. Так формируется установка жить чужой, а не своей жизнью: только когда я буду чем-то значимой в жизни другого человека, он меня будет любить. На самом деле, родители ее любили, но у папы эту любовь заслонял алкоголь, а у мамы – папин алкоголизм. И выражения любви – ласкового прикосновения, теплого шептания, прогулки по парку – почти не было.
Как сказала по этому поводу В. Москаленко, «родители оставались для дочери либо физически, либо эмоционально недоступны, а часто и так и так. Папа мог оставить семью, мама могла быть занятой на двух работах. Папа мог и жить в семье, но если он нетрезв или занят своими делами, то с ним душевно не пообщаешься. Так выглядит эмоциональная недоступность. Результат у дочери – неутоленный эмоциональный голод. Голод на любовь. Родители девочки, будущей невесты алкоголика, могли ссориться. Дочь видела свою роль в том, чтобы примирить их или не допустить ужасных последствий ссоры. Когда дух войны проносится по дому, ребенок как-то быстро понимает, что нужно сделать, чтобы не дошло дело до вызова милиции, чтобы папа не побил маму, чтобы соседи не слышали криков. Ребенок быстро спрячет лежащий на столе нож, может выключить телефон, задернуть занавески на окнах. Да мало ли что еще. Ситуация сама подскажет, что делать. Так девочка вырастает сверхбдительной. Она все детство простояла на вахте, всегда была начеку. Эта же ситуация способствовала тому, что она росла очень смышленой, решительной, серьезной и ответственной. В будущей жизни с мужем-алкоголиком эти качества будут востребованы ежедневно.
Естественно ли ребенку занимать позицию между конфликтующими родителями? Естественно ли кому бы то ни было жить, не зная расслабления и доверия окружающему миру? Ожидать все время подвоха, как будто в каждую минуту может случиться нечто трагическое? Дети из алкогольных семей могут думать, что это естественно. Они же не знали иного внутрисемейного устройства жизни» .
И еще. Дети по природе эгоцентрики. То есть взаимоотношения в семье воспринимаются через призму «я». И если в семье есть скандалы, если папа пьет, если маме плохо – «наверное, виновата я». С такими – неосознанными - установками девушка входит во взрослую жизнь…
Конечно, ей очень хочется, чтобы у нее все было по-другому, чем у папы с мамой. Но - чем сильнее желание создать иную семью, без работы над собой по освобождению от родительского сценария – тем больше вероятность этот сценарий повторить. Бегство от прошлого, желание забыть его (а не отпустить) – означает привязанность к нему – и несвободу от него. Это мешает свободному выбору. Чтобы образовать новые эмоциональные привязанности, например, к супругу, необходимо вырасти и освободиться от детских привязанностей. Беда в том, что ничего об этом она не знает, и думает, что когда выйдет замуж – начнется новая жизнь.
Оля не знает, каков должен быть трезвый муж, и как с ним строить взаимоотношения – зато она знает, как строила отношения с пьяным мужем ее мать. А еще, свадьба – это возможность удрать от семейного ада. Потому замуж можно не выйти, а выскочить. Вступив в брак эмоционально нетрезвой. Кстати, личностно развитому человеку долго общаться с ней может оказаться нелегко. Если у него хватит любви, терпения, такта – можно надеяться, что она отогреется, и может получиться счастливая семья. Но больше шансов, что с ней окажется тот, у которого в семье похожая проблема. На тему этого подсознательного выбора написано много, и здесь нет необходимости вдаваться в подробности.
«Слабое место женщин – ориентация на внешнюю форму, а не на внутреннее содержание. Женщина обычно ничего не может противопоставить красивому эффектному ухаживанию. Она теряет голову, начинает верить, что ее безумно любят. Ей кажется, что так будет всегда. Она искренне убеждена, что не может жить без него» .

До свадьбы многие стараются быть лучшими, чем есть на самом деле. Это, конечно, неплохо. Только вместо реальной работы над собой, люди пытаются быть «белыми и пушистыми» искусственно, не меняя по-настоящему свой характер, мировоззрение, навыки. Вполне возможно, что ее молодой человек Коля, только несколько раз пробовал пиво, и не хочет спиться, как его отец. Но он мало знает, что такое предрасположенность, и что зависимость проявляется не только в употреблении спиртных напитков. А главное – он не знает, как уметь преодолевать собственный характер и длительные трудности и проблемы. Зато он знает, как все это «решал» его отец…

«Помните, что в детстве у будущей невесты алкоголика образовался неутоленный голод на любовь? Можно даже сказать больше – неутоленный эмоциональный голод. В семье не удовлетворялись такие мощные эмоциональные потребности, как потребность в прикосновении, в одобрении, в ободрении, в приятии. Голодный человек плохо делает покупки. Голодный съест и объедки на пиру жизни. Может быть, поэтому девушки не выходят замуж, а выскакивают за своих алкоголиков. Любое сближение, прикосновение принимают за любовь, о которой долго мечтали.
Иногда бывает, что девушки из описываемой семьи выходят замуж за разведенного человека. Они поверили его словам, что первая жена не смогла его понять, что она была чуть не террористкой в семье. И ему так хочется настоящей любви, «а с тобой - так хорошо»… Как тут не растаять? Хочется верить, что все будет хорошо. И верят, и идут навстречу своим страданиям с выключенными огнями, предупреждающими об опасности. Даже такой знак, как «он бил свою жену», не предостерегает. Новый брак – это не жизнь с чистого листа. В повторный брак человек привносит все свои старые проблемы и добавляет новые, поскольку он привносит свою личность. А личность – величина постоянная...
Низкая самооценка, с которой невесты вступают во взрослую жизнь, требует обязательной подпитки извне. Жених с проблемами – это поле деятельности, на котором можно проявить свои до сих пор недооцененные действительно лучшие качества. «Уж я-то постараюсь быть ему и верной, и преданной, и хорошей хозяйкой». Если у жениха есть дети от первого брака и можно заменить им мать, то это просто шанс стать героиней. Вопреки мифу о злой мачехе стать любящей приемной матерью. Вот тогда он меня оценит.
Девиз невесты: «Я тебе нужна? Возьми меня». Почему-то ей в голову не приходит: «А зачем он мне нужен? Чтобы я ему доказывала, что я – хорошая? Я и так в этом не сомневаюсь». Но так может думать девушка с нормальной самооценкой, ей не надо доказывать, она себя ощущает хорошей. Другой законный вопрос невесты с адекватной, хорошей самооценкой мог бы быть таким: «А какие мои потребности он удовлетворяет? Никакие. Значит, он мне не нужен».
Женщина может стремиться ублажать все желания и прихоти жениха только потому, что ей необходимо зарабатывать подпитку извне для своей критически низкой самооценки. Самоотверженная любовь... Зачем же отвергать себя? И если ты сама себя отвергаешь, то почему же он тебя не отвергнет?
Страх быть брошенной, быть отвергнутой, страх быть ничьей так и гонит замуж. Кажется, в детстве ей тоже не удавалось испытать чувство полной принадлежности отцу и матери, родители держали дистанцию. Принадлежать кому-то – человеку, группе, коллективу, семье, нации – комфортно. Не надо только при этом терять себя… Когда ты с кем-то, возникает иллюзия, что ты сильнее, что так безопаснее. Только все это иллюзия. Эти женщины так настрадались в родительском доме, что готовы отказаться от реальности, готовы верить в иллюзии. В иллюзорном мире, может быть, и легче жить. Однако выход из иллюзий и столкновение с реальностью неизбежны. Чем дольше в иллюзиях пребываешь, тем больнее выход из них…
Невесты, будьте бдительны!
Вы играете в опасную игру под названием «Вначале я выйду замуж за мужчину, а потом сделаю из него человека». В этой игре невесты остаются в проигрыше. Ваш жених пьет и не думает обращаться за помощью в лечении алкоголизма. Это знак того, что никто, в том числе и любящая невеста или жена, его не изменит. Многие женщины в подобной ситуации ставили вопрос ребром: или я, или водка. Побеждала водка.
Я понимаю, что девушке трудно самой себе поставить вопрос: «Мой жених пьет, не имеет никаких интересов, не связанных с выпивкой, не чувствует ответственности за свою жизнь, за жизнь своего ребенка. И это все, чего я достойна?»
Возможно, внутренний монолог невесты пойдет таким путем. «Отсутствие чувства собственного достоинства во мне – вот причина, по которой меня тянет, как магнитом, к проблемным мужчинам. Жених-алкоголик – личность, уже руинированная. На его фоне я буду выглядеть очень выигрышно. Каждый день я буду иметь право сказать (или только думать), что я лучше его, я выше его...
Но неужели я не найду другого применения своим силам? Все бросить к его ногам, а он еще не захочет воспользоваться бесценным даром? А может, я очень боюсь, что мой будущий муж меня бросит? Этот никчемный точно не бросит. Куда он без меня? Ведь пропадет. Я же ему поддержка и опора.
Я ему даю так много – все внимание ему, только его проблемы для меня и важны, о своих я ему не рассказываю, зачем беспокоить любимого мужчину? Он не любит моих жалоб. Я соглашаюсь на супружескую близость по первому его требованию, не считаясь с тем, хочу я этого или нет. Разве он все это не оценит?» Не обольщайся, дорогая, не оценит» .

…Прошла свадьба, началась отладка совместной жизни. Необходимо решать проблемы быта, работы, притираться друг к другу. А когда появился ребенок, у нее больше напряжения, она стала менее сдержана в своих негативных эмоциях, чем прежде. А он не умеет оказывать должную поддержку в заботе о ребенке и других семейных вопросах, и даже толком не знает, что от него требуется. И оба совершенно не знают, как по-настоящему открыться друг другу, у обоих нет опыта выражения своих глубинных чувств, оба не привыкли к естественному поведению, оба не знают, как строить свой досуг вдвоем… Список можно продолжать. А на работе – то день рождения у кого-то в коллективе, то получение зарплаты, и премиальные надо «замочить». Отказываться от выпивки он не умеет – или не хочет. То, что многие из «ребят» сами балансируют на грани алкоголизма или уже в зависимости, - он не подозревает, и считает, что «раз так принято, значит, надо». Напоминаем: у него в семье сложилась низкая самооценка, и принятие его своим окружением для него очень значимо – он получает необходимую подпитку. Чем это обернется через несколько лет, он просто не задумывается.
И вот он начинает приходить домой нетрезвым. Настроение приподнятое, мир кажется неплохим. Но только жена дома в объятия не стремится, ребенок смотрит непонятными глазами – ему хоть всего годик, но ведь чувствует, что папа не такой, каким должен быть. Наутро, когда после «вчерашнего» голова побаливает, и на душе тоскливо, супруга устраивает истерику – как ты посмел вчера напиться?!... На работе подходит техник безопасности – у тебя же руки дрожат, перепил, наверное, вчера, как же тебя к станку подпустить?..
Что случилось? Жена ругается, техник отчитал, небось премиальных лишат, а тут еще погода испортилась… Но тут подходят «ребята»: что, проблемы? Пошли, после работы пивка «дернем» - отпустит. Точно, отпустило, и погода повеселела, и начальство не такое уж и плохое, и жена снова - «прекрасная маркиза»… Что случилось дома вечером и на следующее утро – понятно, только с добавлением – у тебя отец алкаш, и ты алкаш… Достало все… Но рецепт у бывалых ребят уже есть… Так появляется регулярное употребление после работы. Но если его отцу, скажем, понадобилось лет десять, чтобы дойти до алкоголизма, ему требуется в два раза меньше. И когда у него начались запои, супруга повторяет то, что делала в подобной ситуации ее мама. Если ему плохо – вызвать «скорую». Утром, с похмелья - когда пожалеть, принести «Минской 4», а когда – устроить скандал. Иногда – оба действия. Появляется пьяным – в сердцах разбить стакан или просто уйти плакать. Если увидела лежащим «никаким» у подъезда – дотащить до квартиры, уложить в постель, снять сапоги. Она попеременно является «жертвой», «мученицей», «спасательницей», «преследовательницей». В случае его тяжелой агрессивности – «служанкой», «подножным ковриком» - чтобы не дать повода для поднятия руки. Теряется главное – она перестает быть просто человеком, личностью, забывает о своем достоинстве как образа Божия. А если она еще православная – все это может оправдываться необходимостью «смирения» и «несения креста».

«Пока она полностью вовлечена в проблемы своего мужа, у нее есть прекрасный повод избегать заниматься своими собственными проблемами. Она тоже боится близких взаимоотношений с самой собой. Получается удобная конструкция в сознании: у Коли проблема – алкоголь, моя проблема – Коля, в остальном я безупречна.
Глубокая проблема Оли в том, что она давно отказалась от своих реальных чувств, это ее метод обезболивания (анестезирующий эффект). Она давно живет не активно, а реактивно, лишь реагирует на события жизни мужа. Правда состоит в том, что проблема Оли – сама Оля, а не Коля. Но она, как и он, предпочитает жить в мире иллюзий. Реальность о самой себе ее пугает.
Протесты, угрозы развестись – все это только дымовая завеса. В совместной с ним жизни она имеет возможность удовлетворить свои глубинные, жизненно важные потребности: ежедневно подпитывать свою низкую самооценку. Она страданием зарабатывает чувство собственного достоинства, прикрывает свою слабость, свою несостоятельность в том, чтобы заставить жизнь течь по проложенному руслу. Жизнь не подчиняется ее воле, а признать это – для нее равносильно поражению.
Поскольку Оля заморозила свои истинные чувства, в особенности такие как любовь, нежность, доверие, спокойствие, а испытывает лишь ненависть, негодование, гнев, страх, то тем самым она отказалась от себя, не желает иметь дело с собой и все ее чувства стали реактивными. «Он меня довел!» Она боится отвечать за себя. Ей в таком случае нужна драма алкоголизма. Тут не соскучишься.
На первый взгляд – Оля женщина сильная, все умеющая, не боится трудностей. А под этой оболочкой – хрупкое, слабое существо, навеки перепуганная девочка. Она боится, что ее могут бросить, что ее не любят. Замена любви – быть нужной кому-то. Страх быть отвергнутой и нелюбимой движет ею, когда она помогает мужу. Она даже перегибает палку, он не просил так много помогать ему. А кто из нас не делает лишнего со страху?» .
Что она добивается тотальным контролем? У человека и так низкая самооценка, ему уже и так плохо – несмотря на внешний фасад отрицания болезни, в глубине души он понимает, что есть серьезные проблемы.. А когда над ним начинает доминировать женщина, всем своим поведением показывающая ему недоверие, что он не мужчина, не глава семьи, а беспомощный ребенок, которого нужно спасать, выручать, держать под строгой опекой, самооценка падает за немыслимые пределы. И ее нужно срочно повысить. Как? Найти тех, кто его уважает и принимает таким, каков он есть. А где «уважают»? Там, где пьют…. И сама того не понимая, супруга толкает его на уход от семьи – в дальнейшее употребление алкоголя…
Постепенно супруга понимает, что у нее в семье повторяется то, что было и в семье родителей. Но, во-первых, инерция сильней сознания. Во-вторых, она не знает, как разорвать этот круг. В-третьих, обратиться к специалистам ей психологически трудно (см. описание детства), к тому же в данной местности их может и не быть. В-четвертых, хоть все это больно, но привычно. И только тогда, когда:
- уже накопилась усталость,
-пришло в расстройство здоровье,
-противоположные чувства – любви и ненависти, жалости и агрессии, бессилия и злобы – подорвали нервную систему, а затем стали окончательно замораживаться,
- пришло понимание своего бессилия, и что семья, невзирая на ее титанические усилия, разрушается, –
она обратилась за помощью: что сделать, чтобы он бросил пить…
Однако Коля, наконец, осознал свою проблему – от нее умер его отец. Пришло решение выкарабкиваться. Для этого есть разные пути. Может, он прошел сеанс эмоционально-стрессовой терапии, может, пошел в группу анонимных алкоголиков, или просто стал принимать выписанные наркологом лекарства. И вот он не пьет – день, два, неделю, три – какое счастье!.. Вроде бы. Но что в результате?
С одной стороны, болезнь алкоголизма без боя не сдается и в прошлое так просто не уходит. Ведь у него разрушено духовное, психическое и психологическое здоровье, нет опыта жить на трезвую голову. Если, при этом, он просто пролечился в наркологии, без долгосрочной программы реабилитации - «тяга» никуда не исчезла, и не пить порой приходится, стиснув зубы. А внутреннее напряжение временами такое…
А с другой – еще интересней. У обоих супругов есть опыт жизни в болезни, но нет – в выздоровлении. Когда он пил – все было, хоть и больно, но понятно и привычно. А сейчас нужно выстраивать с супругом отношения заново. Только как – неизвестно. А о чем говорить вечерами? А как совместно провести выходные? А целый отпуск с трезвым мужем – это же целый ужас! Ведь они не научились внутренней близости, доверию, общению, нет четко построенной иерархии ценностей. При этом, за все время его пьянства, она привыкла быть главой семьи, и самой решать все вопросы – начиная с покупок и взятия ребенка с детсада-школы, и заканчивая ремонтом кухни. А тут он вспомнил, что хозяин в семье вообще-то он, а жена – з а м у ж е м. Она привыкла к тотальному контролю, а у него появляются личные интересы, он строит давно разрушенные границы личности. Посмотрите ниже треугольник Карпмана – ведь он для нее стал образом жизни. А еще добавьте то, что она действительно много из-за него и ради него потерпела, и как хочется сейчас предъявить все счеты за поломанные года!.. В результате – он-то не пьет, но ей, или, правильней, обоим, почему-то дискомфортно и плохо. Оля чувствует себя выбитой из колеи. И, не выдержав внутреннего напряжения, возвращается к прежней модели поведения. Приходит муж домой – обнимая, по привычке принюхается – есть ли запах алкоголя? Получил зарплату – на рефлекторном уровне «сканирует» квартиру на наличие «заначки». Задержался с работы – тут же звонит: «Где ты?». Увидела идущим вместе с товарищами по работе, с которыми раньше и пил – сердце «екает» - и истерика: «Неужели эти «друзья» дороже меня?!» Задержался в очереди в магазине за продуктами – у нее подозрение и тревога, что он снова вместе или вместо мяса и молока взял свой привычный «продукт». Эмоции «на взводе» - и он их увидит на ее лице после возвращения. А это его напрягает – ведь родному мужу в искренности желания быть трезвым не доверяет!.. Хочет на рыбалку – «пора на дачу, и вообще, мы давно мою маму не навещали» - она же боится, что он на рыбалке выпить может, и она не сможет его проконтролировать! Приглашают их на день рождения – «не пойдем»: там же выпивка будет. Она не верит, что он может сказать «нет». А если все-таки пошли – сама предупредит хозяина: «Вы ему не наливайте», не понимая, что вызовет у него бурю протеста: «Я, что, мальчик? Сам не могу решить, что мне нужно, а что нет?!» Возникает домашний конфликт – вместо проговора данной ситуации, вспоминает все его грехи прошлого – да и вообще, он же ей так обязан!.. И при всем этом – постоянное полусознательное чувство ожидания в страхе – что он, наконец, запьет. И этот страх не проходит с днями трезвости, а наоборот, еще усиливается. Конечно, она этого не хочет, но тоскливое ожидание плохого, которое тянется неделями, и даже месяцами, становится невыносимым. Дойдя до какого-то предела, оно ощущается уже на физическом уровне, оно витает в воздухе – и для нее уже лучше, чтобы он, наконец, в самом деле, сорвался, чем дальше мучиться неизвестным! В результате всех этих и подобных взаимоотношений – он снова запил и все стало на свои привычные места!..
Дальше истории Оли зависит от того, насколько она готова понять, что ей, в первую очередь, следует выздоравливать самой, и что нужно обратиться за помощью к тем, кто может ей помочь по-настоящему, и от того, насколько она готова работать над собой ради собственного счастья… То же касается и Коли.
Только процент готовых работать над собой невысок. И это одна из причин процветания алкоголизма и малой эффективности реабилитационных центров: эффект усилия наркологов, психотерапевтов, священников снижается окружением. После реабилитации человек возвращается в семью, которая продолжает болеть.

Более подробно на эту тему см. публикации Москаленко В. Д. (на сайтеПережить.ру и др.)

Сообщение отредактировал свящ. Евномий - 1.4.2017, 12:21
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Оксана*
сообщение 25.9.2013, 10:12
Сообщение #2


Группа: Участники
Сообщений: 17


Вставить ник | Цитата



Я знаю, что мое сообщение удалят, но не могу не написать это здесь ... для себя.
Это моя история, так же начиналась моя жизнь. Отец - алкоголик, мать - тиран. Я сбежала от них замуж как только предоставилась такая возможность, но это не помогло. Я старалась быть хорошей, но и это не помогло. Мой муж пока не пьет, но что будет дальше никто не знает и я тоже. А вот подножным ковриком я уже стала. Плачу, грустно все это.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
свящ. Евномий
сообщение 25.9.2013, 18:21
Сообщение #3


Группа: Священники
Сообщений: 574


Вставить ник | Цитата



Цитата(Оксана* @ 25.9.2013, 10:12) *
Я знаю, что мое сообщение удалят, но не могу не написать это здесь ... для себя.
Это моя история, так же начиналась моя жизнь. Отец - алкоголик, мать - тиран. Я сбежала от них замуж как только предоставилась такая возможность, но это не помогло. Я старалась быть хорошей, но и это не помогло. Мой муж пока не пьет, но что будет дальше никто не знает и я тоже. А вот подножным ковриком я уже стала. Плачу, грустно все это.

Оксана, как я благодарен за Ваш отзыв! Значит, моя публикация небесполезна! Почитайте прочие материалы здесь - в них указан выход! И я встречаю девушек, парней, женщин, которые включились в предлагаемую программу - через год это другие люди, обретшие счастье! Если хотите - с удовольствием вместе с Вами бы сделали шаги к этому!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Оксана*
сообщение 26.9.2013, 8:35
Сообщение #4


Группа: Участники
Сообщений: 17


Вставить ник | Цитата



Уважаемый, отец Евномий.
Большое-пребольшое Вас спасибо за слова поддержки. Я не ожидала и думала, что мое сообщение будет просто удалено. Буду читать другие материалы и вникать в их суть. Конечно же, я нуждаюсь в любой помощи, и если Вы сможете каким-то образом мне помочь, то я буду Вам вдвойне благодарна.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ольга Ковина
сообщение 8.6.2014, 0:15
Сообщение #5


Группа: Участники
Сообщений: 23


Вставить ник | Цитата



Эта история как будто с меня списана, даже имя такое-же. Что это за программа Ал-анон? Я хочу быть здоровой и не быть созависимой, очень тяжело, мне порой кажется что мой муж даже больше из-за меня пьет, потому что я не знаю что такое досуг с трезвым мужем.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
свящ. Евномий
сообщение 11.3.2015, 13:37
Сообщение #6


Группа: Священники
Сообщений: 574


Вставить ник | Цитата



Добавление

Основной текст этой главы был завершен где-то в начале осени 2012-го г. За это время мне довелось сделать еще немало наблюдений, которые приведу в виде еще нескольких дополнений и образов.


А

Трезвость в семье становится доминантной идеей, причем трезвость практически любой ценой. Она, незаметно для Оли, превращается в самоцель, вытесняя если не все остальные цели, то многие. Все ее надежды и ожидания связаны с трезвостью мужа – причем трезвостью, понимаемой очень узко. Быть трезвым = не пить. Опять-таки, из-за непонимания, отрицания сущности болезни алкоголизма. Свести все к выпивке – и ему, и ей проще, чем заниматься изучением литературы, работать со специалистами, учиться строить здоровые взаимоотношения. Бросит пить, и все наладится – главное убеждение Оли. Как – неважно. Возможно, она не считает возможным обращение к «нетрадиционным целителям» и использование откровенно «магических» средств («заряженной воды»). Она даже поняла, что подливание святой воды, заказ молебнов тоже неэффективны. Что чтение ею по ночам Псалтири и акафиста в честь иконы «Неупиваемая Чаша» (днем ведь времени нет – нужно «бреши» затыкать) только усиливает износ ее организма. Но выбор все равно богат. Мужа нужно «догонять и причинять добро». Путем открытого давления и скрытых манипуляций принудить лечь в наркологическое отделение. Причем анонимно – она сама оплатит счет. Отвезти «на отчитку». «Сдать» на время в монастырь в трудники. «Снарядить» на исповедь и причастие. Устроить на прием к православному психотерапевту. И он согласится – не ради себя, а ради нее: чтобы успокоить на время, освободиться от давления, получить «бонусы» на дальнейшее употребление или «выторговать» еще какие-то «поблажки» (отложить вопрос о разводе). Он даже признает себя больным зависимостью. Вот, он же, бедненький, тоже старается что-то делать, да болезнь, понимаете, сильнее. Поэтому и дальше, «бедный», пьет, не зная, что еще с собой можно сделать… Реальный случай – молодой парень согласился пройти 28-дневный курс в реабцентре. В ответ на обещание мамы после центра подарить недельную путевку в Египет. Конечно, после центра он через непродолжительное время снова начал пить.



Б

Мамы и жены алкоголиков/наркоманов должны обладать:
Знаниями юриста
Опытом психолога
Навыками реаниматолога и нарколога
Способностями МЧС-ника
Молитвенностью монаха
Боевыми качествами ОМОНа
Дедукцией следователя
Деловой хваткой бизнесмена
Расторопностью официанта
Улыбкой голливудского актера

Еще один вариант ее действий. Видя проблему мужа или уже сына, но, никак не понимая сущности происходящего, она пытается отвлечь его от алкоголя, «загружая» семью нужными и ненужными проектами. В ход могут пойти: генеральный ремонт дома, строительство дачи (под кредит в банке), приобретение в рассрочку автомобиля («появится ответственность, и не будет пить»), разведение сада на гектар, открытие ИП, создание фирмы, где он будет работать или быть со-владельцем. Если проблема с сыном или дочерью: вовлечение в спортивные и другие секции, «общественно-полезные мероприятия», устройство в престижный ВУЗ…. Надежда ясна. Загруженный кипучей деятельностью, он не будет думать о выпивке. У него проснется осознание необходимости выплачивать кредиты и, значит, больше работать и меньше пить.… Только потом оказывается, что он пил и будет и пить, и нести ответственности за все это не собирается. А поскольку ремонт развернут, автомобиль в рассрочку взят – ей теперь самой приходится быть и проектировщиком, и прорабом, и нанимателем рабочих, и бухгалтером. А еще искать дополнительные заработки для оплаты кредитов и проч. Ну, а в случае с фирмой, - ее муж (или сын) вдруг открывает для себя, что есть доступ к финансам самой фирмы и к кредитам в банке. И можно пи-ить (или – наркотики, казино; а нередко одно плавно и не очень переходит в другое)!!! Кто и как будет их выплачивать - это мужа (сына) не заботит совершенно. Главное – сейчас можно «оторваться». Точнее – он убежден, что «дражайшая половина» (или мама) сама этот вопрос уладит, чтобы не было позора семье и самой не попасть на скамью подсудимых. Как – ее проблема.… В результате, Оля действительно становится очень даже неплохим специалистом не только в поклейке обоев и штукатурно-малярных работах, но и в ведении бухгалтерского учета, составлении проектов и смет, менеджменте, осваивает на уровне юристов трудовое законодательство… П. ч. допустила глобальную ошибку. Ее действия вытекали из расчета на его здравый рассудок. Она до сих пор не осознала, не может и не хочет понять, что ее любимый имеет совсем иную логику, что в силу своей болезни не способен к адекватному восприятию жизни в целом и данной ситуации в частности. Что для него семья и прочее – только фон для употребления, плюс магическое средство решения всех его проблем, связанных с выпивкой. Фон + средство – и БОЛЬШЕ НИЧЕГО! И даже если он в течение месяца не пьет – это не значит, что он уже трезв. У него действительно может быть все в порядке с процессом мышления (это и сбивает нередко с толку родных), – только работает это мышление на защиту болезни. Вроде, он рассуждает как здравый человек.… В том то и дело, что как.

В

Иногда – такими или другими подобными способами, семья все-таки добивается продолжительной трезвости. И вначале – эйфория: наконец-то! Сейчас все будет по-другому! Столько сможем наверстать! И начинается ожидание появления на семейной сцене любящего мужа и отца своих детей, осознавшего, сколько боли он принес, сколько сил и здоровья было принесено ради него, и теперь своей любовью, благодарностью, вниманием – к ней, к детям – наполняющего семью. Теперь можно пожинать плоды своих трудов по водворению трезвости…
Только эйфория эта скоро исчезает. И не только потому, что у нее продолжает работать выработанная годами модель поведения. Оказывается, просто воздержание от употребления, без реальной внутренней работы, практически ничего не меняет. Да, он не пьет. Но так же холоден, так же безразличен к эмоциональным потребностям супруги и детей. Возвращаясь с работы домой, он предъявляет к семье кучу требований, фактически превращая ее в «обслуживающий персонал». И Оля выполняет эти требования – чтобы создать комфорт для «трезвости» Коли. С ужасом осознавая, что продолжает падать в ту же воронку, что и ранее. Что она так же беспомощна, брошена, не нужна, что ей просто пользуются... Может, он даже начал активно посещать собрания Анонимных Алкоголиков. И так же пропадает на группах и форумах, как раньше в запоях. А там у него – «спикерские», там он может перед новичками показать, какой он трезвый, как он «выздоравливает». А раз он трезвый, то «все возможно» - и он вступает в «любовные» отношения с «подругами» из АА. А если, по договоренности с наставником в АА, берет на себя обязательство вести дневники, прописывать Шаги, выходить регулярно по скайпу на связь с ним – это, конечно, будет за счет внимания к семье. И ремонтировать кран, мыть окна, обновлять покраску – по-прежнему остается на доли Оли. Когда он пил, то, по крайней мере, на чувстве вины мог хоть что-то делать, что-то компенсировать. А сейчас ведь не пьет – и чувства вины вообще нет (может, и есть, да глубоко запрятано). И, похоже, кроме быта, их ничего не связывает. Они совершенно чужие люди. П. ч. никто из них не работал над взращиванием нежного цветка любви. У нее – любовь больна созависимыми отношениями. У него – покрыта толстым слоем потребительского взгляда на жизнь. Нередко оказывается, что алкоголь, на самом деле, заслонял, позволял не видеть личностные и семейные противоречия. Они были еще и до появления алкоголизма, и, скорее всего, как раз и являлись одной из причин его развития. Это – инфантилизм, амбиции, лень, неадекватная самооценка. Это – «счастье в деньгах» или «удовольствиях». Это – воспринятый от своей родительской семьи взгляд на супругу, как на просто домохозяйку и часть быта (ибо таковы были взаимоотношения его отца и матери). Список можно продолжать. И теперь Оля чувствует себя окончательно в тупике. Столько сил, энергии, времени, эмоциональных, духовных и финансовых жертв, в т. ч. пре-ступленья через стыд (когда на глазах соседей пьяного тащила домой, поднимала с подъезда, приезжала забирать «родного» с вытрезвителя, унижалась перед участковым и избитыми прохожими, чтобы не составлялся протокол) – и все для чего?! Чтобы осознать, что все это с самого начало было напрасным, заведомо обречено на провал?! Да, здесь могут возникнуть не только отчаяние и жестокая депрессия, но и мысли о суициде. Отправить потихоньку детей к их бабушке, а самой…. А, может, лучше вместе со своей «крошкой» в пеленках – из окна? Чтобы та не мучилась, как она, в этом бездушном, жестоком и бессмысленном мире?..
Возможно, Оля пробовала посещать психолога, собрания Ал-Анон, побывала на собеседовании у опытного священника. И ей говорили, что сама по себе трезвость ничего не меняет, от нее лучше не становится. Но тогда она эти слова просто не слышала. Трезвость мужа была пределом ее желаний, окном в новый мир семейного счастья. И уж тем более она не была готова выздоравливать ради себя самой. До ее сознания не могла и дойти такая мысль. Она ее воспринимала с полным недоверием. А если это пытался донести психолог или священник – «да что они об этом знают!». Сейчас же – на горьком опыте она убеждается в правдивости этих слов. И что теперь делать? Бороться? И тут Оля со всей ясностью осознает, что не знает, - с чем. Горькая ирония: алкоголя больше нет, а значит, «что хотела, то уже получила». Да и силы истощены. До предела. Она бороться больше не способна.
Дальше возможны следующие варианты.
1. Окончательно опустить руки и безвольно «плыть» по течению. Без целей, без смысла. Оля «заморозится», и станет – даже не такой, как ее мама, а еще ниже. Не чувствовать. Не быть.
2. Окончательно возненавидеть мужа, и развестись. Что часто и случается. Легче построить новую семью, чем пытаться отладить то, что работало неправильно и разрушалось многие года. Какого качества будет новая семья, если она вообще будет – другой вопрос. Часто вместо семьи такие женщины устраивают сожительство. П. ч. расписываться – страшно. Лучше жить без обязательств. Чтобы, если что, легче было уйти. Не понимая, что вновь позволяют собой пользоваться, допуская по отношению к ним легкие, «необязательные» отношения. Кстати, уйти потом, на самом деле, не легче, чем и при росписи…
Впрочем, бывает и другое. Наученные горьким опытом, но не потерявшие себя как личность, они порой вступают во вполне нормальный брак, сразу, при знакомстве, ставя здоровые границы. Но это случается гораздо реже. Нередко же – выходят замуж за тоже пьющего (или – изменяющего), и «смиряются» с положением – «такова судьба».
3. Она окончательно принимает свое поражение, что жизнь вышла из-под контроля, - и вступает в Ал-Анон, находит другой вариант психологической реабилитации, где прекрасно включается в программу выздоровления, и через год-два – перед нами уже другая женщина, умеющая жить и радоваться жизни. Способная помочь своим опытом другим. В этом, последнем случае, - муж, вместо «сухой трезвости», тоже постепенно начинает оживать для своей семьи. Или покинет ее – п. ч. Оля вокруг него больше «не пляшет», и комфорт для легкой жизни не создает, да и дети от мамы учатся здоровым отношениям. Не будучи сам готов к выздоровлению, он пойдет искать себе следующую «жертву». Может, вернется к маме, «вытягивая» из нее последние моральные силы. Но это уже история не Оли. Оля его отпустит – во всех смыслах этого слова – и будет полноценно дальше жить.


Г

Время от времени, женщины с подобной психикой поступают в женские монастыри. Еще, наверное, чаще – «прибиваются» к крупным храмам или поселяются где-нибудь недалеко от достаточно известного монастыря. Именно из их среды чаще всего возникают черные, «а-ля монашеские» юбки, платки, четки. Но легче усвоить внешние формы благочестия, чем заниматься внутренней работой. Скорее всего, они даже не знают, что можно жить и чувствовать по-другому. Слова апостола Павла - «Радуйтесь, и паки реку радуйтесь», «Стойте в свободе, которую даровал Вам Христос» - они не слышат. Зато прекрасно попадают в резонанс с их внутренним устроениям разные полуцерковные и внецерковные книжки и рассказы, устные и письменные, про антихриста, ИНН, карточки, масонов.
Когда же их собирается вокруг храма или монастыря в достаточной мере - идет раздел. Начинаются взаимные подозрения в занятиях «порчей» и колдовством. Принцип: «У меня заболела спина, п. ч. вчера в храме у меня за спиной находилась С., вот она и спортила». И начинают просить у «батюшки» «кадильный пепел и фимиам», перехватывают сменяемые у чудотворной иконы цветы, норовят, чтобы во время молебна священник положил на их голову Евангелие и т. д. Ведь неинтересно объяснять все банальным сквозняком и небрежением о здоровье! Идет дублирование семейной ситуации с обвинениями. Но – сейчас рядом алкоголика нет. Может, муж бросил, может, умер от алкоголя, может, они так и не смогли выйти замуж, наглядевшись в семье на страдания матери и будучи привязанными к ней симбиотически. А созависимость – осталась. И тогда потребность быть «жертвой обстоятельств» и винить других трансформируется вот таким образом – в поиск «врагов». Как правило, эти «примонастырские» женщины – зрелого возраста. За время прожитой жизни они научились не доверять счастью. Ведь сколько раз это было – вот, кажется, просвет, ну, может, теперь жизнь будет меняться – и тут же шквал новых трагедий, боли, психотравм. Нет, легче жить в постоянных страданиях (часто – искусственных) и в ожидании страданий, чем – доверять, раскрываться – и вновь жестоко обмануться. «Счастье – не для нас». А поскольку причина этих реальных и надуманных страданий должна быть – к услугам книга «Россия перед вторым пришествием» и рассказы про «порчу». Кругом – колдуны, и скоро – антихрист.
Отсюда и вытекает важность реабилитации подобных лиц, для чего полезно сотрудничество с психологами.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 24.7.2017, 9:47
Душепопечение
Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика


Мнение участников, психологов и священников форума может не совпадать с мнением Администрации форума.
Ответственность участников форума за применение советов и рекомендаций полученных от психологов, священников и других участников форума,
полностью лежит на самих их применяющих участниках форума.
Ответственность участников форума за свою жизнь и здоровье полностью лежит на самих участниках форума.
Все советы и рекомендации полученные на данном форуме носят строго рекомендательный характер.