IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> И ненавижу, и люблю., Когда меня снедает страсть.
свящ. Евномий
сообщение 10.2.2017, 11:48
Сообщение #1


Группа: Священники
Сообщений: 575


Вставить ник | Цитата



И ненавижу, и люблю.
Когда меня снедает страсть.

Что делать с въевшейся многолетней физической страстью1 , когда есть понимание – на уровне сознания, ума – что она тебя разрушает, но все же не хочется до конца с нею расстаться; имеет она еще какую-то притягательную сладость, дает, пусть и недолгое, но удовлетворение? Когда только потом – раскаяние, стыд – до следующего срыва?
Этот вопрос поступает не только от новоначальных христиан, но порой – и от священнослужителей, которые, как мне думается, знакомы с основами христианской аскетики не хуже меня. Но это не помогает. Мой духовник как-то сравнил письменное святоотеческое наследие с учебными пособиями по изучению иностранного языка. Представьте ситуацию, что пособия есть – но нет преподавателей и живых носителей этого языка. Наследие отцов есть – а опытных духовников, способных научить применять этот письменный опыт к моей текущей жизни – нет. К этому можно добавить, что стиль изложения и терминология, которыми пользовались преподобные наставники – довольно ощутимо отличаются от привычного современного литературного языка. Другой менталитет. Другая культура. Это не способствует практическому усвоению их опыта.
Что ответить на эти, жизненно важные для людей, вопросы, когда я сам еще толком не освободился ни от одной из своих страстей? Отправлять к другим духовникам – но обратились именно ко мне, отдавая себе отчет, к какому качества иеромонаху обращаются. Отвечать от святых отцов? Нил Сорский мог себе такое позволить – потому что он жил тем же духом, что и преподобные. И потому, хотя отвечал не от себя, а от их творений – однако его ответы имели силу, поскольку это был все же и его опыт. «Теоретические» же ответы, как бы ни были правильны, не «звучат». Такими ответами мои вопрошатели были уже насыщены.
Вот как-то после такого очередного обращения священнослужителя – с реальным страданием от собственного раздвоения – как-то сам собой и родился следующий набросок.


Практика показала, что страсть «в лоб» не победить. И потому лучше начинать с честного принятия наличия страсти – и подготовки к освобождению от нее2 . Эту подготовку можно представить в виде нижеследующих примерных пунктов.
1. После неоднократного падения в страсть – несмотря на частое покаяние и обещание «больше не падать» - главным врагом становится то чувство вины, которое в обиходе называется «самоедством». Человек вновь и вновь уходит в себя, проживая и переживая за случившееся – и таким образом замыкается на собственных переживаниях. Он все время рассматривает свою душевную грязь, вместо того, чтобы смотреть на Бога. На Него – смотреть больно.… Если покаяние – исцеляет, то «самоедство» - разрушает. Мысли и чувства относительно того, «какой я плохой» и «я же мог избежать падения, если бы…; да я ж совсем недавно каялся в этом на исповеди, и вот – опять!; да когда же этот «круг разомкнется?» - приобретают невротический характер. Теряется открытость Богу, доверие Ему. Комплекс из чувств стыда и вины становится панцирем, закрывающим от действия Бога в человеке. Неудивительно, что в таком состоянии падения будут продолжаться.
Как от этого гипертрофированного чувства вины освободиться – тут у меня готовых «рецептов» нет. Мне помогло – изучение соответствующей литературы, обучение честному и открытому проговору о своей страсти не только во время таинства исповеди, но и на беседе – с духовником, с теми, кому я доверяю, от кого могу получить опыт и поддержку. Конечно, прописка в дневнике «истории падений и восстаний». И это было делом далеко не одного дня…. В идеальном варианте – нужна община, которая действительно является Телом Христовым, и в которой можно исполнить призыв апостола Иакова: «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться» (Иак. 5, 16; по славянскому переводу: «Исповедуйте друг другу согрешения ваши»). Община, дающая то тепло, принятие, доверие, молитву – через которые и откроется исцеляющая безусловная любовь Бога. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 19).
2. Проработка психологической составляющей страсти. Что она мне дает, что компенсирует, какую пустую нишу заполняет? Может, она – наиболее эффективный и быстродействующий способ «расслабиться», «снять стресс»? Отключиться от окружающего мира с его проблемами, конфликтами и проч. - а по-другому я не умею? Или – проявление инфантильного самолюбия и незрелости, из которых я не вырос, в том числе, возможно, из-за каких-то дисфункций в родительской семье, «перегибов или недоработок» воспитания? Как возможность – пусть и на короткий срок – убежать от решения каких-то проблем, задач, с которыми не готов, не хочется открыто работать3? Список можно продолжать. И, если таковая психологическая составляющая имеется – значит, следует выстроить программу психологической реабилитации, взросления. Возможно – будет полезной работа с психологом/психотерапевтом, в терапевтической группе или группе самопомощи4 .
3. «Захотеть по-настоящему захотеть» освободиться от страсти, просить об этом Бога, ангела-хранителя, своего святого. Возможно, на данный момент нет подлинной решимости расстаться со страстью. Возможно, есть страх перед тем, что – я от нее откажусь, а вместо этого – «ничего». Особенно такое бывает, когда разрушительные последствия страсти не сильно ощутимы – например, при привычке «заедать проблемы», курении, или известном подростковом грехе, оставшемся во взрослой жизни. Но, по крайней мере, как негде писал свт. Феофан Затворник по другому поводу – мы можем захотеть захотеть – и трудиться дальше над собой, готовя себя к тому, что Господь дарует нам искреннее и полное желание освободиться от паразитирующей в нас страсти. Иными словами, принимая факт наличия страсти («да, я честно признаюсь, что сейчас внутренне не готов расстаться с ней по настоящему») – готовить почву, на которой сможет вырасти и укрепиться, на этот раз искреннее и устойчивее, желание и готовность жить без данной страсти.
4. Конечно же – определиться: ради чего/кого я хочу освободиться от страсти. Чем выше мотивация, тем надежнее будет успех. К сожалению, формулировка – «ради спасения» – в большинстве известных мне случаев не работает. Потому что не искренняя. Ну, нет у меня святоотеческой памяти смертной и страха перед адом…. Наверное, только когда по-настоящему пробуждается жажда Бога, приходит и опытное познание потери Его присутствия. Следовательно, пробуждается и подлинная решимость бороться с грехом5 . Встречается другая высокая мотивация – «я себя настолько люблю и уважаю, что мне мерзостно вовлекаться в этот грех». Практика показывает, что если я хочу порвать со страстью ради кого-то и чего-то в этом мире – такая мотивация работает слабо. Хотя – может выступать в качестве дополнительной 6. Вопрос для примера: я хочу освободиться от похоти, чтобы не чувствовать стыда – или потому что мне открывается красота и радость целомудрия, внутренней свободы от собственных «хотелок»?
5. Учиться отстраняться, выводить «из поля зрения» то, что может пробуждать страсть. Учиться удерживать, направлять в другое русло воображение, способное увлечь к страсти. Не сосредотачиваться излишним эгоцентричным вниманием на телесных и душевных ощущениях – ибо тело, даже без участия сознания, может совершенно неожиданно «включать» компульсивные «позывные» страсти. И если я буду к «позывным» прислушиваться - легко увлечься самыми этими ощущениями, их приятностью (выброс гормонов «удовольствия»). Насколько возможно – избегать мест и встреч, которые могут быть вредны.
6. Выстраивать программу дня, чтобы в ней органично сочетались физический, умственный, молитвенный труд, здоровый отдых, время для работы над дневником и для богослужения, психологическая работа над собой, чтение душеполезной и прочей полезной литературы. И для полноценного здорового сна тоже. Понятно, что далеко не всегда есть возможность придерживаться этой программы. Но стремиться к ней стоит.
7. Хронические недосыпание, недоедание («голодный» пост), переутомление (эмоциональное, от физической работы) – ведут к хроническому же перенапряжению нервной системы. И, как результат, тоже могут привести к срыву в грехопадение («разрядка» нервной системы). Отсюда и случается парадокс: орудия борьбы со страстью (пост, бдение с поклонами) – могут ей же и послужить. Причина – не в самих трудах, а в нерассудительном отношении к ним. Поэтому и важно найти «золотую середину» между работой (физической, аскетической и т. п.) и отдыхом. Нередко хроническое переутомление приводит к тому, что человек впадает в нездоровый «пассивный отдых» - духовное и физико-эмоциональное расслабление, во время которого могут вовсю действовать в нас греховные пожелания и нездоровые побуждения – от трехчасового просмотра, лежа на диване, сериалов до блудной похоти. Вообще, необходимо сочетать пассивный отдых (сон, отдых тела после физической нагрузки) с активным – а для последнего тоже нужны какие-то ресурсы.
8. Учиться молиться – не только по молитвослову и на богослужении, но и своими словами. Говорить Богу о том, что действительно есть на сердце и уме – или даже попросту молчать перед Ним. Т. е., строить личные отношения доверия, открытости. Не просто верить – а доверять. Яркий и, пожалуй, непревзойденный пример проговора Богу своих чувств и эмоций дает Псалтирь.
9. Через самоанализ, дневник – изучать, где и какие «стоят грабли» - чтобы на них реже «наступать». Известно, что многие срывы в ту или иную страсть происходят по шаблонам. Есть несколько сценариев, остальное – изменяющиеся детали.
10. Чем я заполню себя, освобождаясь от страсти? Лично мне в свое время довелось осознать, что, если я прекращу жить осуждениями, пересудами, сплетнями, празднословием, блудной похотью, увлечением пищей и прочим – так от меня вообще ничего не останется. Потому что все мои молитвы и проч. – это было «данью» Богу. А в реалии душа и сознание были заполнены перечисленными «суррогатами». Честно говоря, от такого открытия мне было не по себе, и оно послужило дополнительным толчком к дальнейшему развитию… Проработку данного вопроса никак не обойти. Но ответ на него может дать только каждый для себя сам.
11. Ни в коем случае не подменять исповедью реальную работу над собой – это будет средством усыпления совести, а не исцеления. И, следовательно, ее окаменения. Мое личное мнение: после падения желательно как можно быстрее исповедовать грех духовнику – но не виде таинства исповеди, а как открытие себя перед другим, с преодолением ложного стыда. Духовник же может дать епитимию, после выполнения которой и будет совершено таинство, плюс, конечно, и сам помолится о падшем. А если имеет опыт – сможет подбодрить, или, в случае необходимости – наоборот, проявить строгость. А также показать, как он видит ситуацию со стороны – как известно, оттуда могут открыться другие аспекты, изнутри не видимые. Хотя, конечно, в отношении к кому-то – может, лучше и сразу совершить таинство исповеди. Единого подхода для всех не может быть.
12. Важно понимать, что, как я думаю грешным делом, у всех нас далеко не одна страсть. И если грубые страсти – заметны, то на многие мы почти и не обращаем внимания, упоминая их на исповеди мимоходом, без особого покаяния – «раздражением, празднословием». На самом же деле, те же самые сплетни и пересуды, которыми заполнена наша жизнь – и жизнь вокруг нас – разрушительны. Они настолько засоряют душу негативом и пустотой (именно так – заполнение пустотой) – что она становится малоспособной к подлинным религиозным чувствам – благоговению, безмолвию, вниманию себе, живому общению с Богом в молитве. Это невнимание себе, эта распыленность – и есть потеря целостности, цело-мудрия. От этих страстишек – один шаг к падению в грубые грехи и пороки. А если падения и не происходит – христианин «застывает» в своем, довольно низком на самом деле, состоянии – и даже не чувствует его ненормальности 7. Отсюда – важность внимательности к себе, своему душевному состоянию, к своим реакциям на слова и поступки других 8. К тому, что я несу в этот мир, в свое окружение, какой информацией питаюсь, чем заполняю чувства и сознание. Можно сказать, что работа над страстью приводит к постоянной работе в целом над своим духовно-личностным ростом. И как по другому – не знаю.

В завершение наброска приведу образ, часто используемый одним из моих учителей. Наша жизнь похожа на эскалатор, идущий вниз. Если хочешь стоять на месте – нужно идти вверх. Ну, а чтобы подниматься – идти нужно быстро. Или, как некогда сказал Томас Джефферсон, цена свободы – вечная бдительность.



1В моем наброске речь идет именно о физических страстях: увлечение алкоголем, табакокурение, пищевая зависимость, блудная страсть и проч. Поэтому, данная публикация относится далеко не к каждому христианину. И далеко не каждому она может быть понятной – к счастью. Значение описанного поймут, скорее, те, кто на себе ощутил действие перечисленных страстей. Те, кто – активно молился, причащался, читал Священное Писание, изучал святоотеческий опыт – но раз за разом терпел жестокое поражение и полный отброс назад. Эти лица по горькому опыту знают, что не стоит им делиться своей трагедией с другими православными христианами. Потому что начитанные в аскетической литературе, но не компетентные в данной области: А) Дают советы, на своем опыте в подобной ситуации никак не проверенные; Б) Просто не понимают, «в чем проблема»; В) Могут еще и осуждать («у вас мало веры!»). Людей, уставших от собственного бессилия перед своей страстью, и получивших негатив от своих же собратий-христиан, бьющих по их и без того больной совести цитатами из Писания и творений преподобных – я встречал не раз. В первую очередь, именно к таковым я здесь и обращаюсь.
2Если я буду пытаться заставлять себя верить и думать, что хочу жить без данной страсти, а на самом деле не готов расстаться с ней – получается самообман. Да, после падения может произойти «приступ покаяния» - как у алкоголика после запоя. Но это покаяние не глубокое, а только результат неприятных последствий греха. Через какое-то время воспоминания о неприятностях притупятся, а сладость греха – вспомнится с новой силой. Поэтому, лучше быть честными – да, у меня есть эта страсть, я знаю, что она мне вредит, но у меня нет готовности жить без нее. И тогда я направляю свои силы не столько на подавление страсти, сколько на поиск того уровня бытия, на котором она мне станет попросту ненужной – и тогда действительно можно стать ее победителем. То же касается и мотивации. Да, можно заставить себя воздерживаться – чтобы жена не развелась из-за пьянства; потому что врачи туберкулезом угрожают из-за курения – но это будет искусственное, невротическое воздержание «со сжатыми челюстями и голодными глазами». Никакой радости такое воздержание не принесет. Скорее всего, страсть или будет прорываться – или найдет выход в другое русло, не менее вредное.
3Как есть «бегство в болезнь», так есть и «бегство в страсть».
4Пример. Сын с детства был свидетелем частых конфликтов между родителями, и единственным средством «убежать» от семейных проблем, которое он нашел - это пиво в компании «друзей». И сейчас, в тридцатилетнем возрасте, когда возникает на работе или в его собственной семье конфликтная ситуация – у него пробуждается компульсивная тяга к алкоголю, неподвластная рассудку. Он просто не способен думать, принимая алкоголь, о последствиях (трехдневный запой). Точнее, он как раз этого и хочет от алкоголя – не думать, «забыться». Вот здесь и нужна программа психологической реабилитации, где человек обучится выходить навстречу конфликтам с открытым лицом. И не переносить на начальника или супругу образ кого-то из родителей.
5В этом, возможно, одна из причин, почему обычные церковные «рецепты от страстей» не помогают: есть вера в Бога, но нет голода и жажды Его – в самом полном значении этих слов. Где-то есть Бог, Ему можно молиться, просить о чем-то, благодарить. Но при этом содержание повседневной жизни с Богом мало соотносится. Есть «священное» время, есть «профанное» - и это воспринимается в порядке вещей. Без жажды Бога – христианство «обезвоживается».
6Например, алкоголик бросает пить ради семьи, проходит курс лечения. Однако развод все равно происходит – и тогда он возвращается к запоям. Впрочем, если и не разводится – процент возвращающихся к употреблению высок. Самообман состоит в том, что бросается пить ради кого-то – но сам по себе человек не прочь выпить
7Но при этом – возникает чувство «добропорядочности», что я «не самый плохой христианин». Человек теряет «доброе беспокойство» (выражение старца Паисия Святогорца) о своем духовном развитии. Он останавливается – и неизбежно, но незаметно деградирует в духовной сфере. И тогда можно стать «фарисействующим» (так, слегка, не слишком явно – особенно для себя). И, даже – начинать «помогать» другим советами и наставлениями, «как надо и как учат святые отцы». Только не нужно удивляться, что эти наставления вызывают, в общем-то, одну реакцию – отторжения.
8Принцип: важно, не что другие говорят и делают, а как я реагирую на их слова и поступки. Буду ли реагировать выработанными годами условными рефлексами («она оскорбила – я обиделся и выпил») или я буду брать на себя ответственность за обучение адекватным, осознанным реакциям?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 19.10.2017, 19:24
Душепопечение
Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика


Мнение участников, психологов и священников форума может не совпадать с мнением Администрации форума.
Ответственность участников форума за применение советов и рекомендаций полученных от психологов, священников и других участников форума,
полностью лежит на самих их применяющих участниках форума.
Ответственность участников форума за свою жизнь и здоровье полностью лежит на самих участниках форума.
Все советы и рекомендации полученные на данном форуме носят строго рекомендательный характер.