IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> О семье, счастье и любви, о некоторых причинах современных несчастий
свящ. Евномий
сообщение 21.11.2013, 21:19
Сообщение #1


Группа: Священники
Сообщений: 634


Вставить ник | Цитата



О семье, любви и о счастье.

Один из наиболее тяжелых для священников моментов на исповеди – когда выясняется, что данный человек, не состоя в браке, имеет сексуальные отношения, а понятие блуда почти выветрилось из сознания. А если еще и проживают совместно, называют эти отношения «гражданским браком». Вообще-то, гражданский брак – это брак, зарегистрированный в ЗАГСе (Запись Актов Гражданского Состояния – звучит для меня заумно, но что есть, то есть). А описываемое здесь явление имеет другие названия – сожительство (так это называли в советские времена) и блуд. Коротко и ясно. И вся романтика сразу пропадает. Наверное, потому и потребовалось другое название, чтобы дать этому сожительству легитимность в сознании читателей «Аргументы и факты» и гороскопов. Сомневаюсь, что применение понятия гражданского брака в отношении сожительства возникло случайно, в народе. Как не в народе выросло и понятие «свободная любовь» в отношении к ничему не обязывающим сексуальным связям. Здесь налицо подмена понятий. Есть такое явление – эвфемизм. «Эвфемизм — эмоционально нейтральное слово или выражение, употребляемое вместо синонимичного ему слова или выражения, представляющегося говорящему неприличным, грубым или нетактичным»1 . «Гражданский брак» вместо «сожительства» - это нейтральное выражение. Благодаря ассоциативному полю, оно превращает сожительство в социально приемлемое явление. А «свободная», «без штампов», «любовь» - это не только нейтрально, но даже и романтично. Свободная, подлинная… Эвфемизм используется в качестве одного из приемов манипулирования массовым сознанием. И этим занимаются профессионалы. Это кому-то было и есть нужно – подорвать значимость семьи, изменить сознание общественности на принятие блуда как нормы2. Кому – для данной публикации это уже неважно. Факт – это есть, и этому нужно дать оценку. Евангелие судит мир. И моя оценка будет вытекать из христианского понимания человека и мира.
Большинство лиц, вступающие в эти отношения, планируют, со временем, создать из них полноценную семью. А что человек ищет в семейных отношениях? Большинство ответит – любви и счастья. Сейчас как раз и попробую разобрать, что за этими словами стоит, и к чему реально эти отношения приведут быстрее.

Счастье

Когда при проведении мною экскурсий или освящении автомобиля присутствуют дети 7-14-ти лет, спрашиваю у них – «папу, маму любите?». Ответ: «Да!». – «А за что?». Ответы бывают разные. Вкусно кормят, игрушки дарят, за то, что меня любят, и т. д. А некоторые отвечают – «Потому что папа и мама». А как еще можно любить? Если «за что», это уже трудно любовью назвать. Для меня, конечно, это радостный ответ – что увидели «подвох» в вопросе. Спрашиваю дальше: «А как Ваша любовь проявляется?». Ну, как можно в 6-10 лет проявить любовь к родителям? «В щечку поцеловать, «Я Вас люблю» сказать». Передразниваю: «Я Вас люблю – дайте 5 долларов на покупку супербоевика». Смеются, понимают, что не так. И отвечают (не все, правда): «помогать». Да, верно, помогать. Когда хочется, - а нельзя, не хочется, - а надо. Когда хочется пойти погулять, а нужно посуду помыть; хочется поиграть за компьютером, а нужно пол пропылесосить, до прихода родителей с работы. И в радости преодоления своих «хотелок» ради любимых – папы и мамы, ради детей, ради супруги, супруга – рождается счастье. Со-часть-е. То есть часть чего-то целого. Таким образом, счастье и удовольствие не всегда совпадают, а иногда и несовместимы. Человек может получать удовольствие от «пивка для рывка» раз в неделю (или чаще), но в будущем, скорее всего, станет алкоголиком, т. е. несчастным. Можно получать удовольствие от марихуаны, «спайса», компьютерных «стрелялок», и это переродится в разрушающую зависимость. Можно получать удовольствие от сексуальной связи до брака, т. е. блуда, но 50 и больше % вероятности, что в будущем человек пройдет через несчастье развода, или семья будет хронически страдать от взаимного недоверия и скандалов. Удовольствие - это часто что-то, основанное на эгоцентризме или эгоизме, что требует «подпитки» извне, к чему привыкаешь, чего может стать «мало». А счастье – это как раз то, что ведет из замкнутости на себе, жертвенное, дарящее себя, и меньше зависящее от внешних обстоятельств. А бывает еще удовольствие как выражение счастья. Напр., романтический семейный ужин с канделябрами, когда отключены все телефоны, и семья смотрит друг на друга, а не в телевизор. П. ч. этот ужин – выражение семейного единства и пребывания друг в друге, а не в интернет-новостях или на работе. Или - семейный поход – на природу или хотя бы в уютный кафетерий. И супружеская близость3 - это выражение с-часть-я, общения, общности. А разве этой общности можно достичь вне семейных взаимоотношений? Ведь только в браке, в годах совместной жизни, проявляются все черты характера, стереотипы. Только в браке можно узнать человека полноценно, во всех его проявлениях, достоинствах и недостатках. Причем не только во второй половине можно открыть то, то до брака не замечалось, но и в самом себе может проявиться столько всякого, существования чего даже не подозревалось. Вот здесь и нужна присяга верности – как выражение готовности принимать человека, каким он есть, а не подстраивать под себя или ждать, что он изменится; а вместе с тем – выражение готовности изменяться самому – во имя любви к этому человеку. Готов к этому – дай присягу – перед этим человеком, перед его и своими родными, перед обществом. Именно не подпись «для галочки», не просто «штамп», а именно – присяга и – печать, запечатление Вашей обоюдной готовности к тому, что назад пути нет, понятие «развод» в Вашем лексиконе отсутствует, что Ваш шаг – «один раз на всю жизнь» . И тогда действительно Вы сможете стать с-част-ливыми людьми. А путь к этому счастью – любовь, которую нужно будет ежедневно воспитывать, укреплять, согревать преодолением своих привычек, стереотипов, характера, эгоцентризма, жертвенностью. Поставлением в центре не себя, а другого. А в идеале – Христа, Который и будет объединяющим Центром.

Любовь

Мне нередко доводится слышать, что нужно научиться любить самих себя. Вспоминается при этом и заповедь «возлюби ближнего как самого себя» – как его можно любить при отсутствии любви к себе? Только у меня возникает вопрос – а что имеется в виду под любовью к себе? Что такое и где это «я», которое нужно любить, и как эта любовь должна выражаться? Любовь к телу? Но это не я. И мы знаем, что многие физические удовольствия для нас вредны. Пример – табакокурение, алкоголь, «фаст-фуды», увлечение сладким. Вопрос: это нравится «мне» или это просто эйфория от выброса в ферментов – дофаминов, норадреналина и проч.? Люблю ли я себя, если услаждаюсь этой стимуляцией, разрушая себя и вызывая, рано или поздно, многие болезни? Да, похоже, тело «мое», но это еще не «я». Любовь к удовольствиям может являться не-любовью к себе. Так где же «я»? Характер, привычки, способности, эмоциональная сфера, воля, разум? Да, это все «мое», но я-то сам не свожусь к ним. Все перечисленное – проявление и «воплощение» моего «я». «Я» - это тот, кто всем этим обладает, но к ним не сводится. Я - это личность. Это – тайна, к которой можно прикоснуться, ее осознать, но которую нельзя втиснуть в рамки формул. Так же, как нельзя выразить в формулах и описать языком биологии или химии красоту цветка.
А христианин еще скажет, что я – это образ Божий. И именно его можно любить. Любить образ Божий – это значит беречь его, взращивать – и приближаться к Первообразу, т. е. Богу. А это достигается через уподобление Ему, когда мы учимся свою волю согласовывать с Его волей. А воля Бога, с одной стороны, открывается нам через голос совести, с другой – через Его Откровение, выраженное в Священном Писании. Совесть, в силу нашего падшего состояния, часто «усыплена», или ее голос слишком слаб, чтобы мы его услышали и правильно поняли. Зато заповеди Божии – 10 Заповедей, данные через Моисея, заповеди Нового Завета, переданные апостолами – они предельно просты и ясны.
Это все важно понять, чтобы разобраться, что значит любить другого(ую).
Устройство человека можно представить в виде круга. В центре его будет точка – это личность, «я» человека. Но она в центре окружности, и по тому невидима с внешней стороны. А сам круг – это тело, образование, характер, привычки, одежда, речь, мимика, походка и т. д. Это то, что видимо, и поддается наблюдениям и изучению. Любить – это значит становиться одним целым с личностью другого человека. Как этого достичь? Стать в одном круге. Менять свои характер, привычки, стереотипы ради близкого человека. И тогда две окружности будут претворяться в одну. Два ядра в одном круге. Когда появляется не «я люблю тебя», а «мы». А как выражение и укрепление этого единства – появляется супружеская близость, по Писанию: «Будут двое в плоть едину». Т. е. любовь – не столько данность (данностью может быть влюбленность, сексуальное влечение), сколько заданность. До брака она может быть только в начале своего развития, но расцветает в годах совместной супружеской жизни, через все более глубокое понимание и открытие другого(ой) и преодоление себя в повседневном быту. Также до брака можно и стоит учиться взаимопониманию, уважению, бережности, предупредительности, доверию - сохраняя при этом дистанцию и границы личности.
Что же получается в случае добрачной связи? Люди приучают сами себя и друг друга к пользованию «внешним кругом», реально ничего не меняя в себе самих, и даже толком не зная друг друга. Особенно это не-знание проявляется при появлении детей, когда из мужа и жены пара претворяется в отца и мать. Привыкнув к поверхностным, мало к чему обязывающим, во многом эгоистичным отношениям, люди не готовы встречаться с реальными личностями, а не теми образами, которые виделись до брака. Чаще эта неготовность (и нежелание менять что-то в себе) касается мужского пола, но нередко встречается и у женского. В результате, пожили в браке год-три, - и разводятся по формулировке: «не сошлись характерами». Какая же, конечно, глупость! Но вот ведь факт – именно по такой глупой формулировке происходит, наверное, не менее половины всех разводов. А через них в Беларуси проходит более половины всех семей. И всеми эта формулировка принимается всерьез. Или делается вид, что принимается. А реальный корень часто – в поверхностных добрачных отношениях, неготовности к созданию семьи.
На эту тему очень хорошо высказывался не раз священник Илья Шугаев (в книге-бестселлере "Один раз на всю жизнь и в видеобеседах проекта "Истина Семьи"). Приведу некоторые его мысли.
Проблема любви – это не проблема выбора личности, а проблема способности любить. Поставьте себе вопрос: какая у меня цель брака: иметь или быть? Иметь жену и детей, или быть мужем и отцом? Человек ищет в семейном быте просто уюта, комфорта, хороших чувств или подарить себя? Только во втором варианте семья может быть по-настоящему прочной. Но возможно ли это в добрачных связях и «гражданском браке»? И в самом браке, если человек дошел до алкоголизма, если супруги соглашаются на аборт, значит, они еще любить не научились. Обратите внимание, что в «гражданских браках» дети практически не рождаются, за некоторыми исключениями. Если они появились на свет, значит эти родители уже в принципе готовы к настоящей семейной жизни. Ребенок – это естественный плод любви, любви как дарения себя. Ее-то как раз (особенно у мужчин) в "гражданском браке» нет. Для женщины “гражданский брак” — иллюзия семьи, а для мужчины — иллюзия свободы… Интересно, что женщина, как правило, называет своего сожителя мужем, а мужчина свою "гражданскую жену» любовницей, сожительницей, подругой. И лишь некоторые — женой…
Людям хочется иметь семью, домашний очаг, любить друг друга, но культ распущенности, наслаждений и безответственности засосал многих. Люди пытаются найти счастье в "гражданском браке» и не находят. Это лишь способ уйти от реальности, забыться и забыть то, что настоящее счастье возможно, лишь когда супруги полностью верят друг другу, любят и отвечают друг за друга перед Богом и всеми людьми.

Здоровые семейные отношения, повторюсь, вырастают из бережности, уважения и предупредительности по отношению друг к другу. Когда есть дружба, умение открываться. Важный аспект – задолго до вступления в брак достаточно близко познакомиться с родительскими семьями друг друга. Это поможет увидеть модели взаимоотношений и иерархию ценностей, в которой вырос избранник(ца), обсудить их, и построить что-то новое, отличающееся от обеих родительских семей, что будет достоянием именно этих двоих. А может, внимательное знакомство поможет увидеть, что семейная жизнь с этим человеком окажется непростым вопросом, или невозможной. И, поскольку, блудная связь не была допущена, границы сохранились – расстаться будет легче. Печальный, но не единичный пример – девушка глубоко влюбляется в парня, в семье которого мать для отца – это домохозяйка, служанка, личность «второго сорта», на которой можно «сорвать» плохое настроение и т. д. А для «внешних» отец – культурный, вежливый, обаятельный и ответственный человек. Мать, боясь «выносить сор из избы», помогает поддерживать этот «фасад благополучия». И этот парень впитал в себя отцовское отношение к женскому полу, не подвергая его сомнениям - ведь мать тоже приняла свою роль, значит, все правильно... Находясь в состоянии глубокой влюбленности, эта девушка просто не замечает реалий. Допускает сексуальную близость с ним, еще больше привязывается к нему, не мыслит себя без него. И вдруг – ей, посредством нанесенного «синяка» (физического или морального) из-за того, что допустила шутку в адрес увлечения футболом любимого, или за замечание относительно употребления пива - открывается вся истина. На глазах рушится целый мир. Если бы дистанция была сохранена, расстаться было бы легче, хотя боль тоже была бы. А так – они через близость стали уже одним целым, и разрыв отношений становится тяжелейшей психотравмой, которая подчас приводит к суицидальным попыткам. Или – рождается «черный» взгляд на мир. И шансы на создание счастливой семьи – значительно меньше. Потом он где-нибудь, в своей жизни, дальше будет деградировать, страдая от собственного эгоизма, не умея любить и дарить себя. А его депрессия будет ложиться на нее. Ведь они стали в сексуальной близости одним целым. И этот «хвост» перейдет и в ее брак с другим. Кстати, нередко именно через такие больные отношения рождается и развивается распространенное явление созависимости, отражающееся во многих, если не во всех, сферах жизни. И необходима долгосрочная реабилитация, одновременно духовная и психологическая, чтобы восстановить личность этой девушки.

«Гражданский брак»

Приведу образный пример, выведенный из живых историй.
Парень и девушка начали встречаться, потом допустили сексуальную связь. Потом решили, что они готовы к совместной жизни и сняли квартиру. Расписываться пока не захотели, п. ч. или не уверены, что в самом деле готовы к полноценной семейной жизни, и что по-настоящему «подходят друг к другу», или не хотят связывать себя «формальностями», которые «ничего не дадут их любви». Спорить с этими формулировками сложно – п. ч. за ними стоит коренное непонимание самой семьи и смысла регистрации. И даже нежелание это понять. По поводу «не уверены, что любим друг друга, нужно проверить себя», - так это говорит взятое с экранов представление, что любовь приходит сама собой, и является обязательным условием для брака. В том то и дело, что это далеко не всегда так, и что, наверное, чаще, подлинная любовь только в семье и рождается. Хочешь научиться любить и быть отцом семьи (матерью семьи)? Подпишись под готовностью менять себя, учиться любить, принимая вторую половину как данное тебе сокровище, алмаз, об острые углы которого тебе следует себя самого (а не ее) отшлифовать – и включайся в ювелирную работу.
Но этого не произошло, и теперь посмотрим, как развивается один из довольно частых сценариев «гражданского брака».
После создания единого пространства жизни (снятие квартиры), уже скоро девушка начинает осваивать роль настоящей хозяйки, супруги. И ей хочется полноценной семьи. С ним. И она, конечно, старается, во имя своей любви, быть хорошей – уже, фактически, супругой. И это ей нравится. Ведь она его любит. Он тоже входит «во вкус» уюта домашнего очага. Оба работают, и, предположим, их выкладка на работе относительно равна. Приходят домой. Он берет на себя ответственность за «мужскую работу» - прибить карниз, наточить кухонный нож. Из общего объема домашних задач это занимает, скажем, 30%. А затем – «диван, кровать, телевизор, пиво». А у нее – все остальное. Приготовление пищи, мытье посуды, стирка, гладка, уборка, цветы… В общем, куча «мелочей», которые и не заметны, - пока они регулярно делаются. И эта работа «по дому» занимает 70%. Конечно, иногда и он может показать «мастер-класс» по приготовлению яичницы, но это именно иногда, в «порыве духе». Но в целом, она молода, любовь сильна, детей еще нет. Поэтому она прекрасно со всем справляется, сохраняя «бодрость духа, грацию и пластику». Она же хочет, чтобы он на ней женился, чтобы ему с ней было хорошо! Ну, когда рядом есть такое сокровище, когда все так прекрасно, зачем еще кого-то искать? Конечно, «мы любим друг друга и идеально подходим», почему бы и не жениться? «Пора, брат, пора!». И вот, проходит регистрация, свадьба, жизнь входит окончательно в будничное русло. Первые мощные чувства, которые они приняли за любовь, понемногу успокаиваются, а что такое настоящая любовь – она, может, догадывается, где-то она просыпается, а он и понятия толком не имеет. А прошло уже полтора года, ребенок на свет появляется. И, если раньше у нее было 70% домашней выкладки, то теперь, в связи с ребенком, «от 150-ти и выше». А у него по-прежнему 30, ну, может 40%. Силы у нее понемногу растрачиваются, усталость накопляется. Сказать прямо, спокойно, нежно – «Помоги, пожалуйста, я нуждаюсь в твоей помощи» - не привыкла и не умеет: она же привыкла сама все «тянуть». И вот ждет, пока ее половина поймет, наконец, ее состояние, и сам предложит помощь. Или даже возьмет на себе часть новых обязанностей «по умолчанию». Только он почему-то не спешит понимать и брать на себя дополнительные объемы домашних забот. А бывает и просит - только он не слышит ("не видишь - я сам устал после работы"). Она ждет-ждет...И в какой-то момент начинает чувствовать, что «почва из-под ног» уходит. Теряется уверенность и доверие. Зато все больше проявляется раздражительности и откровенной злости. И она начинает эмоционально «срываться». Причем, может, не тогда и не за то, что ее «напрягло» (в тот момент она могла подавить свои эмоции), а когда негативные эмоции накопились в мере большей, чем можно сдерживать внутри себя. За не на место поставленную мужем обувь или плохо помытую им чашку после чаепития. За слишком долгий телефонный разговор с коллегой по работе или с матерью. И – «понеслось». И он смотрит на нее – да что с ней стало? Была такая прекрасная девушка и жена. А тут – халат затасканный и помятый, с кухни не выдернешь, поговорить о чем-то трудно, часто придирается, причем, толком не понять, за что, ночью «трупом» спит, интересы ее стали совершенно суженными… Да с такою, не то что отдохнуть, да и жить невозможно! Каждое утро – хмурое или ничего не выражающее лицо, постоянная озабоченность чем-то, улыбка, если и появляется, то вымученная. Вечером –выражение лица, будто он ей что-то должен, придирки, вечно недовольство… И тут появляется Она! Она такая открытая, интеллигентная, обаятельная, понимающая, любящая, с нею ТАК ХОРОШО!… Конечно, хорошо – взял бутылку «Шампанского», букет цветов, провел в удовольствии ночь – и ничего не требуется, без всяких обязательств… «Не то, что моя… Да, наверное, я ошибся, настоящая любовь – вот она, ее я ждал!»… Так появляется измена и развод. И она остается одна с ребенком, который теперь не будет знать, кому сказать – «папа». Кто спровоцировал эту ситуацию? Оба, когда допустили блудную связь, без всякой ответственности, без реального понимания сути семьи. Без благословения Божия – ибо как можно надеяться на Его благословение брака, когда, даже если формально исповедовались перед регистрацией или венчанием, подлинного покаяния, с болью, с полным переосмыслением жизни, с настоящим обращением к Богу, с подвигом поста и молитвы, с последующим воцерковлением и перестройкой жизни в соответствии с Евангелием – не было? А был блуд, один из тех грехов, которые наиболее удаляют человека от Бога. И их родители, крестные - тоже участники трагедии – ибо не привили свое-временно понятие о целомудрии, о семье.

Духовная сторона

Проговорю более подробно про духовную сторону этого вопроса. Задача священника не привлекать любой ценой в храм, а указывать путь ко спасению. Церковь – не бюро религиозных услуг. Жизнь в ней требует серьезной работы над собой, изменения себя в соответствии с замыслом Божиим о себе. А апостол Павел прямо говорит: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи… ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (Кор. 6:9,10) . Блудом же называются любые сексуальные отношения вне и до брака. Эти грехи отлучают человека от Церкви. По древним церковным правилам, впадший в блуд христианин отлучается от Церкви на несколько лет, в течение которого самой жизнью должен доказать искренность своего раскаяния. Сейчас это правило не применяется со всей строгостью, но оно напоминает о серьезности греха, который, в отличие от мелких, «бытовых», называется смертным. Но даже и без применения этого правила, человек, ввергающий себя в грех блуда, должен четко понимать, что он не является членом Церкви, и потому не может участвовать в церковных таинствах, поминаться в храме.
А еще трагичность блуда – в том, что человек не один падает в него, но и вовлекает другого. И ему предстоит отвечать перед Богом не только за искажение и разрушения образа Божия в себе, но и в другом человеке. А он готов отвечать за него? И как он ответит? Ты-то, может, уже и каешься в грехе, а другая сторона продолжает на себе нести на себе его. Может, об этом тоже стоит подумать, перед тем как вступать в блудную связь?
Христианин – тот, учебником жизни которого является Евангелие. Позволяющий себе блуд и другие смертные грехи – противопоставляет себя Евангелию, заповедям Библии. И, наверное, честнее будет признать свою неготовность быть христианином, чем пытаться совместить несовместимое. Божия благодать, действующая в Церкви – это огонь, который может согреть, осветить. Но может и обжечь. Не надо шутить с огнем.

Можно ли исцелить нанесенные себе грехом раны, примириться со Христом, освободиться от разрушительной силы и инерции греха? Можно – в покаянии. Если произошло осознание ненормальности греха, и есть жажда освободиться от него и от его действия, вернуться ко Христу – покаяние открыто всем. Богу все возможно. В том числе и нейтрализовать действие зла, которое, посредством греха, мы причинили себе и другим. Хотя какие-то последствия греха, как шрамы, могут остаться. А покаяние подразумевает готовность со смирением принять на себя ответственность за содеянное и, если нужно, терпеливо, без ропота, нести эти последствия, как необходимое условие для уврачевания души, чтобы она смогла здоровой войти в Царство Христово. Напр., такими последствиями могут быть бездетность, нездоровая ревность с какой-либо стороны, которая не пришла еще к покаянию, скорби, внутренние и внешние.

Из книги протоиерея А. Шмемана «Водою и духом»

http://www.shmeman.ru/modules/myarticles/topics_topic_id_6.html

«Наше время - и это более, чем что-либо другое, говорит о его радикальной дехристианизации - характеризуется попытками освободить секс от ассоциаций с грехом, чувством вины и стыда. Коль скоро секс "естественен", он "хорош"; поскольку он "хорош", он "невинен": таково основное уравнение, взятое на вооружение в процессе сексуального освобождения человека. Но именно это уравнение Церковь отвергает, так же, как она отвергает манихейское и дуалистическое отождествление секса со злом. Согласно христианскому мировоззрению, природа человека, несмотря на то, что онтологически она является благой, есть природа падшая, и падшая не частично, не так, что некоторые свойства человека остались незатронутыми и чистыми, но во всей своей целокупности. И особенностью секса является то, что, будучи органически связанным с одним из высочайших божественных даров человеку, с даром любви, он именно поэтому является средоточием трагической двусмысленности, свойственной падшей человеческой природе. Действительно, с одной стороны, секс не только выражение любви; он сам по себе есть любовь. Но с другой стороны, он есть выражение, сама основа человеческой принадлежности к животному миру, радикальной раздробленности человеческой природы и жизни, потери им своей целостности. Два полюса и двигателя секса - любовь и похоть - безнадежно смешались, и невозможно отделить и изолировать одно от другого.
Отсюда и поистине антиномичный характер подхода Церкви к сексу и невозможность свести эту антиномию к простому решению - отделить "черное" от "белого".
Было бы ошибкой думать, что Церковь, осуждая секс вне брака и считая его вне брака "плохим", просто утверждает, что в браке он "хорош". Ибо суть дела в том, что - в браке или вне его - секс, в той степени, в какой он отождествляется с похотью, целиком принадлежит миру сему, чей "образ проходит" и который в своем теперешнем образе не наследует Царства Божия. И т. к. секс есть средоточие, концентрированное выражение той "похоти плоти, похоти очей и гордости житейской", которая формирует и определяет жизнь мира сего, секс подвластен закону, а не благодати. Подвластен закону - не значит осужден, но это значит, что он должен управляться в соответствии с общим устроением мира, подчиняться этому устроению, держаться в пределах, в рамках того порядка, который для мира сего является единственной его защитой от темных иррациональных сил саморазрушения. Если секс запрещается вне брака и разрешается в браке, то именно потому, что брак - несмотря на свое искажение в падшем мире - принадлежит к более высокому видению, способен войти в Царство Божие, в то время как простое удовлетворение человеком своих "естественных" порывов и страстей - естественное и "функциональное", как это может показаться, - не только не принадлежит к такому уровню, но в конечном счете ведет к его разрушению и таким образом оказывается "против природы". Закон не может преобразовать и искупить. Однако он может, устанавливая границы и поддерживая определенный порядок, указывать на нечто, стоящее за его пределами, за пределами падшей природы, давать человеку ощущение более высокого устроения жизни и заставлять его стремиться к нему. И именно по этой причине Церковь осуждает, как поистине демонические, те идеи и направления, которые - в различных комбинациях друг с другом - призывают к сексуальному освобождению. Если секс - его понимание и придаваемое ему значение - всегда был для Церкви "пробным камнем" всей человеческой нравственности, то это не из-за болезненного и тайного обуяния плотью, как в наше время многие думают: в действительности, болезненность и тупая одержимость становятся все больше и больше отличительным признаком "освобожденного секса", всяческих попыток сделать секс и только секс единственным содержанием человеческой жизни и любви. Наоборот, это связано со знанием Церковью истинной природы человека и его истинного призвания, с ее знанием того, что такое "освобождение" в конечном счете ведет к полному рабству и, таким образом, к его саморазрушению как человека.
В глазах Церкви все, что человек, "живущий в мире и облеченный плотью", может и должен сделать, - это принять в смирении и послушании закон, явленный Богом и освобождающий его, по крайней мере, до некоторой степени, от темной и иррациональной тирании секса - закон, который делает секс слугой (хотя и двусмысленным) любви, а не ее хозяином или ее единственным содержанием. Закон не освящает секс и не проклинает его. Но, открывая человеку истину о сексе, его неизбежную трагическую двойственность, он помогает ему сохранить внутри себя понимание своей истинной природы и бороться за ее целостность или, другими словами, искать благодати».

1См. Данилова А. А. Манипулирование словом в средствах массовой информации. – М.: «Добросвет», изд-во «КДУ», 2011, - с. 66.
2См., помимо вышеупомянутой книги, - Н. Е. Маркова. Курс лекций по программе «Барьер». - Отдел религиозного образования и катехизации Владивостокской епархии Русской Православной Церкви (мультимедийное издание), и другие публикации этого автора («Культуринтервенция» -http://lib.eparhia-saratov.ru/books/12m/markova/intervention/contents.html).
3Для меня звучит дико, когда супруги называют супружеское общение сексом. Секс – это что-то механическое, «техника удовольствия». Близость, общение – это что-то интимное, выражение единства, наполненности друг другом, радость общения. «Близость» - звучит целомудренно. «Секс» – пошло. «Близость» - ассоциация с семьей, «секс» - с порнографией и блудом.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 13.12.2019, 13:46
Душепопечение
Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика


Мнение участников, психологов и священников форума может не совпадать с мнением Администрации форума.
Ответственность участников форума за применение советов и рекомендаций полученных от психологов, священников и других участников форума,
полностью лежит на самих их применяющих участниках форума.
Ответственность участников форума за свою жизнь и здоровье полностью лежит на самих участниках форума.
Все советы и рекомендации полученные на данном форуме носят строго рекомендательный характер.
Регистрируясь на форуме Я ДАЮ согласие на обработку своих персональных данных и ОЗНАКОМЛЕН с правилами, размещенными по этой ссылке.