IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Помогите, в семье проблемы с алкоголем и наркотиками, Опыт работы с семьями зависимых
свящ. Евномий
сообщение 12.9.2013, 12:46
Сообщение #1


Группа: Священники
Сообщений: 631


Вставить ник | Цитата



ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ С СЕМЬЯМИ ЗАВИСИМЫХ

Семейная болезнь зависимости от психоактивных веществ развивается, как правило, по стандартным схемам. Поэтому и первичная работа легко поддается обобщению.
Для удобства буду говорить о пьянстве, как о более масштабном явлении. Но 90% нижеизложенного в равной мере относится и к ситуациям, когда семья столкнулась и с другими видами зависимостей.
Как я строю полноценную беседу, когда позволяет время?
Сначала я спрашиваю, когда обратившиеся с этой бедой сами исповедовались, причащались, и вообще, насколько они воцерковлены. Почему это важно? Болезнь зависимости называется обычно био, психо и социальной. Но глубоко убежден, что самая важная сфера, которая повреждена за время употребления – это духовная. Причем она повреждена, не начав развиваться. Зависимые, в большинстве случаев, растут в семьях, где религиозность, максимум, сводится к причащению два раза в год. Подлинно евангельского измерения жизни нет и близко. Родители в этих семьях могут быть вполне порядочными, образованными людьми, только Бог там, как известно, «в душе». Из-за отсутствия воспитания в христианстве, зависимому тяжело самостоятельно строить свой личный религиозный опыт. Ему нужна помощь семьи. А этот опыт важен, ведь только Бог может действительно ис-цел-ить человека, возвратить ему целостность жизни. «Косметический ремонт» же здесь явно недостаточен. Психотерапевтическое вмешательство может помочь что-то «подкорректировать», стать хорошим пособием, дать какие-то точки опоры - но не более того. Неслучайно, что знаменитая 12-тишаговая программа прямо поворачивает работающего по ней к Богу. Поэтому, если вижу, что люди далеки от подлинной религиозности, прямо говорю о необходимости подлинного обращения, о покаянии, о умении благодарить Его, доверять Ему – и жить в Его присутствии. Болезнь имеет глубокие духовные корни, и обойти это молчанием нельзя.
Дальше выясняю, что семья знает вообще о данной зависимости, знакома ли она с концепцией болезни. После уже не одной сотни таких вопросов я открыл для себя вообще-то удивительную вещь: люди годами живут с больным человеком, и не имеют практически никакого представления, с чем имеют дело. Вот если он ангиной заболеет, или воспалением легким – идут на консультацию с врачом, берут медицинскую энциклопедию – в общем, понимают, что требуется помощь специалиста и что, если хотят помочь близкому, нужно знать, как это делать. Но вот, когда дело касается одной из самых распространенных болезней – встречается глухая стена непонимания и элементарного невежества. Примеры: стойкая убежденность родственников, что если зависимый бросит пить, все остальное нормализуется само собой. Или: если он не будет пить лет пять, потом понемногу будет можно. Комментировать эти заблуждения не буду – этому посвящено содержание книги.
Третий вопрос – особый. Кого они считают главным пособником зависимости в большинстве случаев? Часть отвечает – компания. Кто-то начинает называть «виновных» - плохое начальство, тяжелая работа («ему надо расслабиться»). Кто-то указывает на доступность алкоголя. Кто-то подозревает «порчу» или «генетическую предрасположенность»… Иногда: плохо его любим, мало внимания уделяли… Фактически, большинство подобных ответов – это принятие оправданий самого алкоголика. О выздоровлении, в таком случае, говорить не приходится. Поэтому, для дальнейшей работы, важно раскрыть ложность этих оправданий (лучше, конечно, если это будет делать не священник, а специалист). В среднем, только в одном из десяти случаев интуитивно догадываются, что я имею в виду. А для остальных, чтобы поняли, к чему клоню, напоминаю один из эпизодов русской народной сказки.
Пришел как-то добрый молодец к бабе-Яге: «Повернись, избушка, ко мне передом, к лесу задом». Избушка на-курьих-ножках повернулась, заходит добрый молодец внутрь. И баба-Яга спрашивает: «Почто пришел еси, добрый молодец?» И отвечает тот… А что он отвечает? Сколько раз спрашивал у посетителей – почти никто не вспомнил! А ответ – знаменитый! «Ты меня сначала накорми, напои, баньку протопи, спать уложи – а утром поговорим». Человек пьет, может, уже и не работает, наносит тяжелый моральный, а со временем – и материальный ущерб. В ответ - жена или мать –
• Накормит,
• Напоит,
• спать уложит,
• простыню свежую застелит,
• брюки постирает и выгладит,
• с подъезда поднимет,
• «Скорую» вызовет,
• «минералку» или пиво поутру принесет,
• борщами, котлетами после запоя выходит,
• бюллетень достанет,
• за разбитое окно у соседей «договорится»,
• штрафы оплачет,
• участковому, чтобы не оформлял на ЛТП, поплачется («не забирайте, люди, - плачут дома детки!..»)…
Сказка!!! Человек живет в самой натуральной сказке, оторванный от всяких реалий! Как я порой грустно шучу, да если бы у меня такая жена была – я тоже бы пил! Пить то, оказывается, выгодно! С трезвого – спрашивают, требуют ответственности за семью – чтобы и зарплату приносил, и в семье какие-то функции выполнял. А пьяный – можно ничего не делать, жить «на всем готовом», да еще, может, и пожалеют («он же несчастный, детство трудное было, отец пил; столько лет на работе несправедливо к нему относились; в армии плохая часть попала!»). Так кто, еще раз спрашиваю, главный пособник прогрессирования болезни?
Надо, конечно, видеть, как иной раз воспринимают этот рассказ посетители. Для некоторых это просто откровение, помогающее впервые увидеть себя со стороны и посмотреть на реалии новыми глазами. Они приносили в жертву время, здоровье, все свое внимание, в ущерб другим членам семьи – считая, что делают это для него. А оказывается, что здесь действительно была жертва – но не Богу, и даже не самому зависимому, а – его болезни, которая этой жертвой подпитывается, и за счет которой растет и процветает. Женщина, к примеру, забывает, что у нее есть любимые платья, подруги, фильмы, вышивки, рецепты, другие члены семьи, что нужно заботиться и о собственном здоровье – в общем, «отдает ему всю свою жизнь» - только он об этом, правда, не просил. И она его потом винит – «я столько ему дала…»

Это отдельная тема – про то, как мать сына-наркомана приносит в жертву болезни не только себя, но и мужа (обделен вниманием, уходящее целиком на сына) и других детей. Во-первых, не до них, во-вторых – «ну, почему они ничего не делают, когда ему плохо?! Почему это нужно только мне?!». В-третьих – младшие дети становятся прекрасной мишенью, на которой можно «сорвать» свою злость и агрессию. А потом каяться на исповеди в таком отношении к детям. И вновь «срываться», когда ей снова станет «плохо».

Поскольку от всего этого становится еще хуже – и притом всем участникам драмтеатра – развиваются чувства бессилия, гнева, жалости к себе, безысходности. Проговорить эти чувства, как правило, особо не с кем, и вообще, говорить об алкоголизме родного человека ни в семье, ни в коллективе у нас не принято (пословица «сор из избы не выноси» - вредная пословица; сор из избы нужно выносить, чтобы изба была чистой). Приходится их подавлять – так, разве иногда поплакать «в подушку». А подавленные чувства – прямой путь к психосоматическим заболеваниям. Отсюда – бессонница, неврозы, могут возникнуть гипертензия, стенокардия, мигрень, онкология.… А по другому вести себя родные не умеют. Они считали свои реакции на болезнь алкоголизма нормой – иначе какие же мы любящие родители или жены…. Наконец, наступает период, когда они уже и не могут вести себя по-другому. Болезнь полностью захватила их сознание. Пожалуй, самая важная победа алкоголизма – когда он подчиняет своим ролям всю семью, становится семейной болезнью. Беда в том, что члены семьи плохо осознают зависимость – от своих стереотипов, поведенческих реакций, бесконтрольных эмоций, что у них тоже нарушено мышление и адекватное восприятие реалий. Что, даже если он начнет выздоравливать, их болезнь, скорее всего – останется с ними. И, кстати, может служить причиной того, что они же будут вновь провоцировать его на срыв – не понимая и не желая этого. А пойти за помощью к специалисту (если таковой имеется) даже не догадываются – это же он пьет, нам-то зачем? А затем, мае даражэнькія, что выздоровление в семье нужно начинать с себя. Нужно взять, в первую очередь, ответственность за собственные здоровье и жизнь. Да и как Вы можете помочь ему, когда сами больны? Как Вы сможете контролировать его, когда Ваши собственные поведение, чувства, жизнь стали неуправляемы (не говорю уже о том, что попытки контролировать поведение взрослого человека, а не трехлетнего ребенка – не есть признак здравомыслия)?
Что нужно делать? Конечно, выздоравливать. Как? Изучать соответствующую литературу. Обратиться за помощью к тем, кто может помочь. Это – работающие в области созависимости психологи и психотерапевты, консультанты. А еще – члены групп самопомощи типа Ал-Анон (в Интернете про них много ссылок, достаточно ввести в «поисковик» ключевые слова «созависимость» и «Ал-Анон»). Священники здесь могут помочь только в одном (ведь коррекция созависимости – не их задача). Правильно поставленным духовным окормлением они могут помочь научиться доверять Богу, и черпать в таинствах Церкви силы для своего духовного роста…. В конечном итоге, требуется ежедневная, кропотливая, поначалу довольно нелегкая (со временем она будет приносить радость) работа над собой – над эмоциями и чувствами, над образом мышления, над поведенческими реакциями, над способами общения и т. д…

Вот в такой беседе и проходит встреча с обратившимися за помощью. Постараться, если не сломать, то хотя бы поставить под сомнение стереотипы взаимоотношений в семье и отношений с Богом, а затем сформировать мотивацию на необходимость собственного выздоровления, и не бояться принять помощь компетентных лиц – и является основной, довольно непростой, задачей на данном этапе. Поэтому беседа о созависимости занимает основную часть времени в этой первичной встрече, на которую требуется, в среднем, от полутора до двух часов, с небольшим перерывом «на чай».

После беседы реакция слушателей разная.
Одни слушали, но так и не услышали, будучи погруженными в свою внутреннюю боль и – в болезнь близкого человека. И я понимаю – больно «размораживаться», открываться. Легче закрыться с помощью защитных механизмов и не «копаться» в себе. Боль тупая и привычная, с ней уже научились жить. У этой женщины действительно давно нет личной жизни – она вся в «нем». Ему будет хорошо – и ей, ему плохо – и ей. У нее уже парализована воля. Она не ищет своего выздоровления для себя самой – а ведь никто не может гарантировать, что если она будет выздоравливать, выздоравливать начнет и сын. А какой смысл жизни вне его? Зачем тогда выздоравливать – без него? Она, скорее, согласна понемногу «сгорать» вместе с ним. Вместе с ним и умереть – раньше его или позже – как кому легче. Принимаю этот выбор – и отступаю в сторону, склоняясь перед тайной свободы человека.
Другие – прекрасно поняли, о чем идет речь, признали правоту предложенной концепции. Признали – но принять они еще внутренне не готовы. Правда слишком тяжела, и слишком много нужно менять в своей жизни. Поэтому, несмотря на признание, они все равно сохраняют надежду: может, все-таки, проблема решится как-то по-другому (позиция, конечно, «страусиная»). Вот если бы Вы, батюшка, дали простой действенный рецепт (молитву, «отчитку», какую-нибудь «святыньку») – с радостью бы приняли. Только у меня таких рецептов нет. Если бы были – ко мне давно бы уже каждый день очередь стояла – как порой стоят к некоторым «нетрадиционным целителям», обещающим выздоровление за два сеанса. И не думал бы, где найти финансы на покупку компьютера для нашего реабцентра и ДВД-дубликатора для своей работы.
Фактически, мы имеем дело с отрицанием болезни, только не прямым, а косвенным. Созависимым, как и алкоголикам, свойственно отрицать свою часть семейной болезни алкоголизма. Алкоголик на словах может и признать наличие зависимости, но найдет кучу оправданий для отказа от выздоровления. В созависимости человек тоже может признать ее наличие, но работать в Ал-Аноне или в психотерапевтической группе не будет. Какие оправдания? Самые распространенные – вот.
-Но это все-таки он пьет, мы из-за него страдаем. Он бросит пить – и мы тоже придем в норму. Это прямая анозогнозия – отрицание наличия болезни у себя; практика показывает, что, даже если он приходит к трезвой жизни, его семья обычно продолжает жить усвоенными больными стереотипами, и годами продолжает страдать нарушениями в эмоциональной сфере;
- Нет группы рядом, надо ехать в другой город. Только потраченное время, в процессе выздоровления, с лихвой окупится;
- Много работы дома (особенно на селе), или на двух работах приходится работать, чтобы что-то на детей заработать. Только ведь и то и другое – результат пьянства мужа и взятия на себя его доли ответственности за семью – а это и есть закрепление положения, это и есть проявление созависимости;
- Часто болею, нет сил посещать собрания в другом конце города. Только ведь болезни эти на добрую половину и есть результат созависимости (психосоматика), и их лечение было бы успешнее в процессе освобождения от нее;
- Боюсь оставить без присмотра квартиру, дом. И этим самым у алкоголика воспитывается иллюзия, что жена или мать всегда будут рядом, и всегда успеют его спасти от беды. Соответственно, у него растет и безответственное отношение к собственным здоровью, безопасности, жизни. А это приведет когда-нибудь к последствиям, прямо противоположным мотивам жены или матери – они ведь не богини, чтобы всегда успеть. Страшное уже случилось, а не в будущем. Разве этот процесс разрушения остановишь присмотром?
И т. и т. п. Детали разные, суть одна.
Третьи – вернувшись домой, частично познакомились с выданным на дом материалом, и дошли таки до психотерапевтической группы или Ал-Анона, зарегистрировались на рекомендованном интернет-форуме.… Сходили два или три раза, поучаствовали пару недель в форуме – и исчезают с поля зрения.
Кто-то – начинает время от времени посещать собрания Ал-Анон – именно время от времени, и именно просто посещать: послушать, поговорить о своей беде – но не работать реально. Конечно, эти посещения ничего не поменяли. Он по-прежнему пьет, ей по-прежнему плохо.… Не помогло! Посещение собраний прекращается.
Единицы – по-настоящему осознали, что это им надо, и с разной степенью активности, находя разные возможности, включаются в работу. Кто-то с разной периодичностью приезжает к нам. Кто-то нашел себя в сообществе Ал-Анон. Кто-то с пользой поработал с психотерапевтом. Кто-то включился в одну из интернет-групп. Кто-то самостоятельно, но честно трудится по предоставленным мною подсобным материалам. Через год или даже раньше это уже другие люди. И именно благодаря этим людям я все же чувствую, что мое служение кому-то нужно, и это дает силы, после периодов уныния и тоски из-за столкновения со «страной глухих», вновь вставать и трудиться дальше.


Сообщение отредактировал свящ. Евномий - 1.4.2017, 12:32
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 14.10.2019, 23:31
Душепопечение
Рейтинг@Mail.ru яндекс.ћетрика


Мнение участников, психологов и священников форума может не совпадать с мнением Администрации форума.
Ответственность участников форума за применение советов и рекомендаций полученных от психологов, священников и других участников форума,
полностью лежит на самих их применяющих участниках форума.
Ответственность участников форума за свою жизнь и здоровье полностью лежит на самих участниках форума.
Все советы и рекомендации полученные на данном форуме носят строго рекомендательный характер.
Регистрируясь на форуме Я ДАЮ согласие на обработку своих персональных данных и ОЗНАКОМЛЕН с правилами, размещенными по этой ссылке.