Психолог в Москве Елена Громова. Семейный психолог-консультант нашего форума





Яндекс.Метрика
Главная arrow Библиотека arrow Евмений (Перистый), игумен. "Невротическое стремление к власти".
Версия для печати

Невротическое стремление к власти.


(глава, не вошедшая в основной текст книги "Пастырская помощь душевнобольным")
 
 
Невротическое стремление к власти имеет прикрытый и неприкрытый характер. Такое стремление несет в себе разрушительные тенденции, что отчетливо сказывается на внутрицерковном устройстве. Иерархичность церковной организации и ее учреждений может оказаться благоприятной средой для личного самоутверждения определенного типа людей. Такие люди в монастырской или приходской среде ищут не исполнения возложенного на них послушания, а разрушают братскую или приходскую атмосферу, внося раздоры, ссоры и вражду. Поэтому пастыри, от которых зависит внутрицерковная организация, должны бдительно вникать в причины, движущие человека на различные иерархические должности.

“Для нас немаловажно, — пишет Григорий Богослов, — если будут хорошо управляемы и руководимы теми, кому вверено исправление таких дел и распоряжение ими”. Святитель Иоанн Златоуст предупреждает об опасности служения, связанного с властью и о том, что не всякий может ее воспринять: “Сила и власть побуждают делать многое неугодное Богу; и нужна очень мужественная душа, чтобы по-надлежащему воспользоваться данной честью, славой и властью”.

Внешнее впечатление о человеке, жадно стремящегося к власти, является его исполинская сила в деле достижения назначенных целей. Но, “в психологическом плане жажда власти коренится не в силе, а в слабости”. Основная причина невротического стремления к власти, считает психолог-философ Э. Фромм — это неспособность вынести изоляцию и слабость собственной личности. Немецкий психоаналитик Карен Хорни считает, что по чувству беспомощности и ощущению своего ничтожества.

Для христианского сознания ни изоляция, ни осознание слабости, беспомощности, или ничтожества не являются чем-то таким, чего следовало бы избегать. Это одна из сторон человека в его отношение к миру, к силам, которым он неспособен противостоять. Но вера в Бога, упование на Него придают такому человеку непреодолимую силу и чувство экзистенциальной полноты в бытии, которые реализуются не вовне, а во внутреннем становлении личности. Для человека, лишенного веры в Бога, либо страдающего маловерием, центр становления переносится от мира божественного к миру земному. И тогда возникает непреодолимое стремление в заполнении экзистенциальной пустоты ко всему тому, что могло бы ее заполнить. Ничто земное неспособно насытить это всепоядающее стремление, оно слепо ищет кажущуюся полноту в царственной власти, богатстве и почестях.

Невротик прячется от своей беспомощности, он не может стерпеть даже намек на нее. Он всячески избегает ситуаций, в которых им бы кто-нибудь руководил. Он не хочет принимать ни советы, ни помощь со стороны других людей. Он заставляет себя поверить в то, что он способен справиться с любой ситуацией сам, без посторонней помощи. Всегда стремясь настаивать на своем, он воспринимает любую уступку со своей стороны, даже самую малейшую, как провал.

Беспомощность такого человека, связанная с недостатком веры, ищет не открытого служения Богу, а места, где бы он мог почувствовать успокоение. Для него идеальным местом является то, где он был бы на вершине власти и имел строгий контроль над всеми. Такой человек не всегда осознает движущие силы своего стремления — “он может быть всецело охвачен стремлением к власти, но при этом будет уверен, что им движет лишь чувство долга”. Подогревает это стремление к власти честолюбие, связанное с должностью материальное положение, которое служит невротику успокоением от страха обнищания и зависимости от других. Свое же честолюбие он тщеславно пытается скрыть и уверить себя в его отсутствии.

Стремясь к власти, невротик проявляет следующие характеристики:

Во-первых, он всегда сравнивает себя с другими, даже тогда, когда они не являются его конкурентами или соперниками. Так как в православной среде это не поощряется, то он тщательно это скрывает.

Во-вторых, он считает себя непременно уникальным, своеобразным, единственно неповторимым. Свое честолюбие он скрывает под вывеской желания послужить Богу на месте, где бы он мог приложить свои способности. Он выставляет себя как человека, который совершенно лишен честолюбия. Он может смиренно признавать за собой множество грехов вообще, но при этом считать, что именно от честолюбия Господь его освободил. Обычно в человеке доминирует именно то, что человек тщательно скрывает.

Властолюбивый стремится развить сразу несколько способностей, которые могли бы ему пригодиться в будущей должности. Он изучает сразу несколько предметов, причем хочет изучить их так, чтобы непременно быть выдающимся в каждой из изучаемых областей. Его чрезмерное ожидания, как правило, не имеют под собой почвы для реализации и, споткнувшись, он испытывает глубокое разочарование. Невротик чрезвычайно чувствителен к любой критике, даже самой незначительной.

В-третьих, он испытывает скрытую враждебность к другим. Он видит себя только как возможного кандидата на какую-либо должность или продвижение по иерархической лестнице. Он эмоционально удовлетворится только тогда, когда увидит свое превосходство над другими. Причем, он больше фиксируется не на том, что он превосходит других, а именно на том, что другие хуже него. Не упускает случая, чтобы при первой возможности унизить другого человека, он испытывает постоянный страх от того, что кто-то может преуспеть и обогнать его. Если же кто-то заподозрит его в честолюбивых стремлениях, то его охватывает негодование, выливающееся иногда в приступы ярости. Тогда он явно обнаруживает свои деструктивные стремления.

Часто можно увидеть, как он соревнуется с окормляющим его пастырем, всячески показывая, что его советы ни к чему хорошему не приводят, а только ухудшают его состояние.

Если возникает необходимость дать положительную оценку, похвалить кого-нибудь, властолюбивый испытывает чувство унижения. Свои разрушительные тенденции он обязательно оправдает, говоря, что “любой нормальный человек” так же поступил бы на его месте, что это нормальная реакция на те клеветы, какие ему приходится терпеть. Он всегда ищет промахи со стороны окружающих и раздувая их в своем воображении, старается очернить любого человека. Иногда для более продуктивной борьбы с "конкурентами" он навешивает им ярлыки “ни к чему и никуда не годных людей”. Одновременно в нем развиваются способности обманывать и эксплуатировать других в своих целях.

По этим характерным признакам пастырь может без труда узнать людей, движимых невротическим стремлением к власти.

Более трудно выявить это стремление у человека, который избегает соперничества. Внешне это стремление явно не проявляется, но можно догадаться о нем по возрастающей тревожности, которая и ведет к неврозу. Такой человек может отказаться от соперничества, если он ожидает морального возмездия за свое презрительное отношение к другим, и от этого испытывает страх. Сдерживающей преградой для внешних проявлений властолюбия является его желание быть любимым и пользоваться со стороны других почетом и уважением. В результате образуется конфликт между стремлением к доминированию и желанием быть любимым.

“Невроз — по определению Э. Фромма, — это попытка разрешить конфликт между непреодолимой внутренней зависимостью и стремлением к свободе”. Невротик пытается этот конфликт разрешить двумя способами — оправданием своего стремления властвовать и сдерживанием своего честолюбия. Он пытается уверить других в том, что он поступает объективно. Используя других в своих целях, он заявляет, что нуждается в их помощи, и чувствует при этом свою полную правоту. Внутренне он ощущает разрыв между потребностью быть правым и своими честолюбивыми стремлениями. Но эта отчаянная потребность постоянно ощущать собственную правоту является защитой от возрастающей тревожности. Отсюда появляется страх неудачи и страх испуга. Властолюбивый невротик боится быть ущемленным, так как неудача для него становится катастрофой. Но, так как он живет завышенными ожиданиями, то провал его находится не за горами. Он опасается, что другие будут злорадствовать по поводу его неудачи. Удваивая свои усилия, он может пойти на отчаянные действия.

Если страх его возрастет до того, что он заподозрит со стороны других распознавание его честолюбия, то он может принять вид незаинтересованности и демонстративно отказаться от усилий в достижении поставленной честолюбивой цели. Эта инфантильность, основанная на честолюбии внешне может быть вполне похожей на христианское смирение. Он будет избегать всякого внимания к себе, придерживаться общепринятых правил, ничем не будет выделяться и всячески будет отказываться от какого-либо активного действия. В результате он будет разыгрывать роль в соответствии со своими представлениями о том, что от него ждут окружающие, в результате чего его подлинная личность полностью разрушена псевдоличностью. И такая “утрата собственной личности и ее замещение псевдоличностью ставит индивида в крайне неустойчивое положение. Превратившись в отражение чужих ожиданий, он в значительной степени теряет самого себя, а вместе с тем и уверенность в себе”. Если же он достигает какого-либо успеха, то он уже не способен этому радоваться, его постоянно преследует депрессия. Отказаться от соперничества он может только уничижая себя. Внешне это схоже с христианским самоукорением. Но его самоуничижение это только защитная реакция от возрастающей тревожности, связанной с соперничеством.

Но “не тот показывает смиренномудрие, кто осуждает сам себя, — говорил Иоанн Лествичник — (ибо кто не стерпит поношения от себя самого?); но тот, кто, будучи укорен другим, не уменьшает к нему любви”. Именно укоризна со стороны других является одним из отличительных признаков, по которым можно отличить лжесамоуничижение и от самоуничижения настоящего. Невротик не может стерпеть какой-либо укоризны, не говоря уже о любви к другому. Унижая себя, невротик умаляет те свои способности, на которые больше всего возлагал надежды. В результате, его внешнее поведение будет резко контрастировать с его внутренними стремлениями и тогда тревожность опять возрастает и невротик оказывается в заколдованном круге, из которого не в состоянии выйти.

Только подлинное упражнение в добродетели, возврат к подлинной личности и горячая вера в Бога смогут вытащить его из этого погибельного круга. “Будем стремиться не к тому, — пишет Иоанн Златоуст — чтобы пользоваться почестями и властью, а к тому, чтобы пребывать в добродетели и любомудрии”.
 
< Пред.   След. >