Психолог в Москве Елена Громова. Семейный психолог-консультант нашего форума





Яндекс.Метрика
Главная arrow Библиотека arrow Авдеев Д.А., Невярович В.К. "Нервность: её духовные причины и проявления".
Версия для печати

Нервность: её духовные причины и проявления

Неврозы с точки зрения православных, врачей 
 
 

Дмитрий Александрович Авдеев

Владимир Константинович Невярович

 

Тело, будучи сложено из многих, притом неодинаковых частей, которые и сами составлены из четырех стихий, когда занеможет, имеет нужду в разных врачествах и притом составленных из разных трав. А душа, напротив, будучи невещественна, проста и несложна, когда занеможет, одно врачество врачует ее - Дух Святой, благодать Господа Иисуса Христа.
Св. Симеон Новый Богослов

ОГЛАВЛЕНИЕ

НЕВРОЗ — БОЛЕЗНЬ ДУХОВНАЯ
ФАКТЫ ВОПИЮТ
ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ НЕВРОЗОВ
Неврастения
Невроз навязчивых состояний
Истерия
Ипохондрический и депрессивный неврозы
О самоубийстве
Св. отцы о борьбе с гневом и печалью
ДРУГИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ НЕРВНОСТИ
ЕЩЁ СОВЕТЫ И ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ
Духовно-психологическая самопомощь
Бессонница
ОСОБЕННОСТИ ДЕТСКИХ НЕВРОЗОВ
Детская исповедь
“Обязанности семейственные” (по творениям
Святителя Феофана Затворника
 
 
НЕВРОЗ - БОЛЕЗНЬ ДУХОВНАЯ

Пограничные нервно-психические расстройства, а среди них значительное место занимают неврозы, прочно удерживают лидирующее положение в обширной группе психических заболеваний. По данным Всемирной Организации Здравоохранения, около 10% населения индустриально развитых стран больны неврозами и за последние 65 лет их число выросло в 24 раза. Учтённая заболеваемость неврозами в России составляет 20-25 человек на 1000 населения. Это, повторяем, только учтённая заболеваемость и, скорее, её можно рассматривать как вершину айсберга.

Неврозы, как эпидемия, распространяются повсеместно. Например, доказано, что от 30 до 65% посетителей у общепрактикующих врачей — это люди с выраженной невротической симптоматикой. В среде специалистов, изучающих эту патологию, бытует такая грустная шутка: вместо вопроса “болеет ли человек неврозом”, спрашивать, — “каким видом невроза он страдает”.

Согласно современному определению, принятому в нашей стране, невроз — психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека. Проще говоря, невроз развивается тогда, когда человек, в силу различных обстоятельств, не может найти подходящий выход из сложного положения, разрешить психологически значимую ситуацию или перенести трагедию.

Симптомы невротического срыва общеизвестны: снижение настроения, раздражительность, бессонница, чувство внутреннего дискомфорта, вялость, апатия, ухудшение аппетита. Могут появляться навязчивости, вспышки агрессивности, злобность и т. п. Вся эта симптоматика сопровождается общим недомоганием, неприятными телесными ощущениями, вегетативными нарушениями. При неврозе человек сохраняет ясную критику, тяготится своим состоянием, но подчас ничего не может изменить в себе.

Вместе с тем, существуют и состояния по клинике напоминающие неврозы, но развивающиеся по иному механизму. Такие состояния определяются как неврозоподобные. К примеру, при многих соматических заболеваниях, инфекционных процессах, при атеросклерозе сосудов головного мозга и других патологических состояниях, могут возникнуть проявления очень напоминающие неврозы. Кроме того, часто неврозоподобная клиническая картина может встречаться у людей просто с дурным характером или существенными недостатками воспитания.

Термин “невроз” прочно вошел в нашу жизнь и неизвестен разве что младенцу. Выделяют школьные и пенсионные неврозы; неврозы достижения и одиночества; соматогенные и экологические, а также много иных разновидностей этого неприятного недуга. Особую группу составляют, так называемые, ноогенные неврозы, связанные с утратой или отсутствием смысла жизни, ценностными конфликтами. Имеются данные о том, что примерно каждый пятый невротический случай имеет ноогенную основу. В действительности думается, что едва ли не каждый невроз имеет духовные корни. Впрочем, обо всем по порядку.

Впервые понятие “невроз” было предложено в 1776 году шотландским врачом Кулленом, и с тех пор дискуссии о сущности невроза, корнях его возникновения и механизмах формирования не становятся менее животрепещущими. Однако это, конечно, не означает, что до Куплена неврозов вообще не существовало. Их появление, как и болезней вообще, произошло вследствие грехопадения человека. Описание неврозов встречается уже в древнейших письменных источниках человечества. Так, в папирусах Кахун (ок. 1900 г. до Р. X.) и Эберса (ок. 1700 г. до Р. X.) содержатся данные о болезненных состояниях женщин, которые очень напоминают клинику истерического невроза.

Сегодня трудно найти в медицине другое понятие, трактуемое различными научными школами столь многозначно и даже противоречиво. Невротические реакции, которые могут возникать у человека вслед за тяжелыми потрясениями, конфликтами, соматическими заболеваниями или жизненными неурядицами, очень разнообразны. Симптомы их преломляются личностью человека, особенностями его характера. Отсюда и взгляды на эту проблему также отличаются полярностью.

Причем, на острие научных дискуссий находятся не только вопросы систематики неврозов, а само существование их как нозологической формы. Крайняя точка зрения некоторых психиатров выглядит примерно так: невроз — это “нормальное поведение в ненормальном обществе”.

Другие точки зрения, пытающиеся вскрыть причину неврозов, могут быть представлены следующим образом: мозговая дисфункция; вытеснение в бессознательное внутреннего конфликта; бескомпромиссность установок и догматический строй мышления; неумение прогнозировать конфликт и готовиться к нему; неверные стереотипы поведения; неудовлетворение потребности в самоактуализации и еще многие многие предположения.

Одни исследователи относят истоки неврозов к некоторому своеобразию рассудка, другие — к патологии эмоций, третьи — к процессу самопознания, четвертые — к психологической незрелости и инфантильности. Есть и такие авторы, которые склонны думать, что невроз — наследственное заболевание.

Вот ещё одна точка зрения. Так, М. М. Хананашвили говорит о неврозе как о заболевании, обусловленном избытком информации. В своей книге “Информационные неврозы” он приводит следующие подтверждения своим взглядам: “...подсчитано, что в экономически развитых странах к 1970 году каждый человек в среднем совершал в течение одного года поездки на большие расстояния, встречался с большим количеством людей, получал больше информации, чем их было у человека к 1900 году в течение всей его жизни... Около 25% населения земного шара подвержено влиянию резко возросших информационных . перегрузок...” Риск развития заболевания | этот исследователь видит в длительном выполнении большого объёма работ в условиях дефицита времени и высоком уровне мотивации (побуждения).

Академик П. В. Симонов характеризует невроз как болезнь недостатка информации. Как видите, взгляды этих учёных противоречивы. По мнению П. В. Симонова, утверждения которого также представляются обоснованными и логичными, к примеру, ярость компенсирует недостаток сведений, необходимых для организации адекватного поведения, страх — для организации защиты, горе возникает в условиях острейшего недостатка сведений о возможности компенсации утраты и т. д. Мнений много, но ясности нет. В настоящее время большинство исследователей сходятся во мнении, что невроз — болезнь личности.

Некоторыми авторами высказывались мысли о том, что невротики страдают из-за неспособности любить себя (неврастения) или любить себя и других (психастения). Следует сказать, что каждое психологическое направление только тогда становилось состоятельным в глазах коллег, когда его представителям удавалось аргументированно и по-новому заявить о взглядах на невроз.

Человек заболевает неврозом не вдруг, у этого недуга есть свой период предболезни. Можно описать своеобразный портрет “потенциального” невротика. Вернее, это будет даже целая галерея портретов, в которой каждый имеет склонность к переходу потенциальных, скрытых болезненных сил в реальные. К примеру, одной из отличительных особенностей “потенциального” невротика является тип его мышления, носящий оттенок бескомпромиссности. В оценках такого человека сквозит выраженная категоричность, многое из происходящего не имеет для него оттенков и строится на контрасте — плохо, хорошо и т. п.

В последнее десятилетие вопросы происхождения неврозов стали подвергаться активному пересмотру. Отношение к неврозу как к легкой психической дисфункции в значительной степени изменяется. Принцип функциональности (легкой обратимости) не подтверждается современной клинической практикой. По опубликованным в печати данным выздоровление при неврозах наступает менее чем у 40—50% заболевших. Установлено, что в первые три . года при неврозах выздоравливают лишь | 10% больных. Часто страдания длятся годами и даже десятилетиями.

Следовательно, невроз чаще возникает ввиду каких-то внутренних личностных механизмов. Внешние провоцирующие факторы и обстоятельства представляют собой лишь “последнюю каплю”, пусковой механизм развития невротических нарушений. У человека, склонного к этому недугу, развивается своеобразная “способность” нервозно реагировать на жизнь. Одни причины (конфликты, стрессы) со временем уходят, становятся неактуальными и вскоре их место занимают другие, а недуг вновь возобновляется. Словом, наука запуталась. Произошло это, по нашему мнению, оттого, что невротическая патология, помимо всего прочего, имеет духовную основу, о которой в отечественной психиатрии последних нескольких десятилетий не упоминалось.

Духовный взгляд на проблему возникновения неврозов зачастую обнажает корни страдания, а именно: духовную слепоту, игнорирование духовных потребностей, безбожие.

Безудержный рост неврозов в двадцатом веке порождён не только стрессами и | научно-техническим прогрессом с его информационными перегрузками (на что неоднократно указывали исследователи), но, прежде всего, “прогрессом” общечеловеческого грехопадения. Ибо во все времена истории человечества были войны, различные природные бедствия, наводнения, засухи, смерчи. И трудно сопоставить, скажем, в какой степени нынешнее время тревожнее и беспокойнее, например, эпохи царствования Ивана Грозного. Почему же проблема неврозов стала столь острой лишь в последние времена? Причина, думается, одна — в нарастающем безверии, в потере человечеством духовного фундамента, а с ним и истинного смысла жизни.

Оказывается, что главное в происхождении невроза не стрессы и неприятности, а личность человека. Причем, личность внутренне расстроенная. У святителя Феофана Затворника читаем о человеке, который не в состоянии управлять действующими внутри него силами, следующее: “Так разум заоблачен, мечтателен и отвлечен, потому, что не удерживается сердцем и не правится волею; воля своенравна и бессерда от того, что не слушает разума и не смотрит на сердце; сердце неудержимо, слепо и блажно, потому что не хочет следовать указаниям разума и не отрезвляется силою воли. Но мало того, что силы сии потеряли взаимную помощь, они приняли некоторое враждебное друг против друга направление, одна отрицает другую, как бы поглощает ее и снедает...”

Грех, как корень всякого зла, близок к невротическим расстройствам. Совершаясь в глубине человеческого духа, он возбуждает страсти, дезорганизует волю, выводит из под контроля сознания эмоции и воображение. Поэтому святитель Феофан указывал на то, что “внутренний мир человека-грешника исполнен самоуправства, беспорядка и разрушения”. Глубокий невроз — показатель нравственного нездоровья, духовно-душевного разлада.

Святитель Феофан Затворник указывает и на то, что “естественное отношение составных частей человека должно быть, по закону подчинения меньшего большему, слабейшего сильнейшему; тело должно подчиняться душе, душа духу, а дух же по свойству своему должен быть погружен в Бога. В Боге должен пребывать человек всем своим существом и сознанием. При сем сила духа над душою зависит от соприсущего ему Божества, сила души над телом от обладающего ею духа. По отпадении от Бога произошло, и должно было произойти, смятение во всем составе человека: дух, отделившись от Бога, потерял свою силу и подчинился душе, душа, не возвышаемая духом, подчинилась телу. Человек всем существом своим и сознанием погряз в чувственность”.

Профессор Д. Е. Мелихов полагал, что в основе многих психических расстройств лежит несмирение. Невроз, в этом смысле, не является исключением. Общепризнанно, что заболевание это развивается ввиду конфликта личности с собой (интрапсихический конфликт) или с другими людьми (интерпсихический конфликт). Невроз — это столкновение между желаемым и действительным. Чем мощнее это столкновение, тем острее протекает заболевание. “Вера же есть смирение”, — говорит св. Варсануфий Великий. Демон говорил Макарию Великому: “Ты постишься — я же не ем вовсе; ты мало спишь — я же не сплю совершенно, но ты можешь смирять себя пред другими, а я смириться не могу даже перед Богом. Смирением ты побеждаешь меня!”

Как-то во время приёма, женщина, страдающая одной из форм невроза эмоционально и многократно повторяла: “Доктор, я устала болеть и хочу вылечиться любой ценой. К тому же я не понимаю, о каком столкновении желаемого и действительного Вы говорили”. На эти слова пациентки я (Д. А.) ответил ей примерно следующее: “Господь ведает о Вашей скорби и если не спешит поменять имеющееся положение вещей, то стало быть и нет пока Его святой воли вот так враз Вас исцелить. Когда, к примеру, со святыми случались неприятности (болезни, скорби), то они благодарили за то Бога и говорили: “По грехам своим приемлю”. А что получается в нашем случае — “хочу исцеления любой ценой”. Вот в этом и столкновение между желаемым и действительным. Лечиться, конечно, можно и нужно. Но очень важно смириться с постигшими Вас болезненными обстоятельствами, считать себя достойной их и принять с благодарением. Господь о Вас не забудет и выше сил потерпеть не даст. О том нас уверяет и святой апостол Павел: верен Бог, который не попустит вам быть искушаемым сверх сил, но при искушении даст и облегчение (I Кор. 10, 13). По сему успокойтесь и не отчаивайтесь. Невроз — болезнь духовная. Смиритесь, и всё пройдет”.

В жизнеописании святителя Игнатия (Брянчанинова) читаем о смирении будущего святого такие строки. “Беспрекословное послушание и глубокое смирение отличали поведение послушника Брянчанинова в монастыре. Первое послушание было назначено ему при поварне. Поваром был бывший крепостной человек Александра Семёновича Брянчанинова (отца). В самый день вступления в поварню случилось, что нужно было идти в амбар за мукой. Повар сказал ему: "Ну-ка, брат, пойдем за мукой!" – и бросил ему мучной мешок, так что его всего обдало белой пылью. Новый послушник взял мешок и пошел. В амбаре растянувши мешок обеими руками и по приказанию повара прихватив зубами, чтобы удобнее было всыпать муку, он ощутил в сердце новое, странное духовное движение, какого ещё не испытывал никогда: собственное смиренное поведение, полное забвение своего “я”, так усладили его тогда, что он во всю жизнь поминал этот случай”.

Грех может определять духовную почву для возникновения невроза. В дальнейшем развитие невротических проявлений зависит от особенностей характера, условий жизни и воспитания, нейрофизиологических предпосылок, а также различных стрессов и других обстоятельств, многие из которых остаются неизвестными.

Все в одну схему не уложить. Жизнь гораздо сложнее. У одного человека формируется невроз, а у другого реакция ограничивается потрясением, но болезни не возникает. Глубинная сущность неврозов — тайна, известная только Господу. На все воля Божия.

И еще. Со времен наших прародителей человеческая природа повреждена грехом. Посему человек, страдающий неврозом, не лучше и не хуже остальных. Невроз — лишь частный случай последствия греха. Всем нам надлежит, уповая на помощь и милосердие Господне, каяться и исправляться.

Духовные корни есть у всякой болезни, но распознать их подчас бывает невозможно. Невроз выделяется из числа остальных психических и соматических заболеваний тем, что является своего рода чутким нравственным барометром. Его связь с духовной сферой очевидна. И возникновение этого недуга, вследствие душевных терзаний и угрызений совести, может быть стремительным.

Сложности, связанные с поиском причин возникновения неврозов обусловлены тем, что большинство ученых и практиков пытались и пытаются решить эту сложную проблему самостоятельно, без помощи Божией, без веры Христовой. Духовность человека (пациента) либо подменяется образованностью, эрудицией, либо совсем не принимается во внимание, отрицается. Деятельность подобного рода исследователей сравнима с бегом по кругу. Истинных плодов такие труды не принесут.

Кстати сказать, многие последствия духовного повреждения у человека, страдающего неврозом, обнаружены, на мой взгляд, верно. Мы уже упомянули о патологии процесса самопознания, “невротическом” строе мышления и особенностях эмоциональной сферы. Однако прежде эти же качества расстроились на духовном уровне, а уже затем, как бы, отразились в душевной жизни человека.

Причем, все сказанное выше относится не ” только к неврозам, но и к широкой группе нарушений, составляющих, так называемую, “малую” психиатрию (акцентуации характера, приобретенные психопатии и др.).

Хотелось бы, чтобы среди ученых, в том числе медиков и психологов, было больше верующих православных людей. Ибо деятельность человека не может быть вне его мировоззрения. Дай, Господи, нам мудрость и силы, чтобы врачевать недуги душевные во славу Твою!

Невроз (особенно некоторые его формы: упорные навязчивые состояния, стойкие страхи) могут быть и следствием дьявольского ополчения. Иначе, как можно, к примеру, расценить непреодолимое желание мыть руки до нескольких десятков раз перед едой или пересчитывать пуговицы на пальто у встречающихся прохожих и т. п.? При этом больные ужасно страдают, мучаются от этих состояний. Тяготятся ими, но ничего поделать не могут. Надо сказать, что сам медицинский термин обсессии, обозначающий навязчивые явления, переводится как одержимость. В своем труде “Основы искусства святости” Епископ Варнава (Беляев) пишет: “Мудрецы мира сего, не признающие существования бесов, не могут объяснить происхождение и действие навязчивых идей. Но христианин, сталкивающийся с темными силами непосредственно, и постоянно ведущий с ними борьбу, иногда даже видимую, может им дать ясное доказательство бытия бесов.
 
Внезапно появившиеся помыслы, как буря, обрушиваются на спасающегося и не дают ему ни минуты покоя. Но, положим, что мы имеем дело с опытным подвижником. Он вооружается сильной и крепкой Иисусовой молитвой. И начинается, и идет борьба, которой не предвидится конца. Человек ясно сознает, где его собственные мысли, а где всеваемые в него чужие. Но весь эффект впереди. Вражеские помыслы часто уверяют, что если человек не уступит и не соизволит им, то они не отстанут. Он не уступает и продолжает молить Бога о помощи.

И вот, в тот момент, когда человеку кажется, что, действительно, может быть, борьба эта бесконечна и когда он уже перестает верить, что есть же такое состояние, когда люди живут спокойно и без таких мысленных мучений, в это самое время помыслы сразу пропадают, вдруг, внезапно... Это значит — пришла благодать, и бесы отступили. В душу человека проливаются свет, мир, тишина, ясность, чистота (ср.: Мк. 4, 37, 40)”.

Кто-то может спросить, бывают ли случаи психологических срывов у православных христиан? Да, бывают. Ибо в мире нет человека, свободного от греха. Но православные молятся ко Господу о помиловании, прибегают к врачующим душу таинствам Исповеди и Причащения. И милосердный Господь принимает кающихся, врачует сердца и дарует душевный мир.

Врач пациентов не выбирает. Чаще всего к нам на прием приходят неверующие; либо те, кто не ведает истинного Бога (иноверцы, неоязычники). Немало и тех, кто находится в поисках Истины. Именно поэтому на психотерапевта возлагается большая ответственность как на врача и человека. Его задача — помочь пациенту, стесненному болезнями и конфликтами, неурядицами и потерями.

Для врача посвятившего себя психотерапии (этот специалист лечит неврозы), важно иметь собственные духовные ценности, которые бы определяли его работу с пациентами. Без собственной (добавляем — православной) духовной платформы он не сумеет различить ситуационные (психосоциальные) и биологические причины заболеваний от экзистенциальных, мировоззренческих. Если же на приеме оказывается человек, душа которого хочет обрести Господа, то православный психотерапевт должен помочь ему в этом.

Врач не подменяет собой священника. Он лишь предшествует ему. Доктор иногда представляет собой “заслон” от того, чтобы пациент не впал в еще большие искушения и грехи (алкоголь, блуд, самоубийство).

Протоиерей Г. Дьяченко в одной из своих богословских книг, издававшихся для мирян в начале века (и переизданных теперь) написал строки, которыми можно определить суть врачебного душепопечения (православной святоотеческой психотерапии). Вот эти строки. “Исповедуйте друг другу свои согрешения”, — сказал св. апостол Иаков. Что же делаем мы из этой заповеди? Нам говорят, что достаточно исповедоваться Богу через таинство Покаяния. Чтобы быть прощенным — да, без сомнения. Но кроме сего вы увидите, что в сущности человека заключается тайная, но настоятельная потребность быть прямо на виду у человека.

Свет видит только наружную и поверхностную сторону нашей жизни, сторону, под которой она представляется в благоприятном виде. Но бывают минуты, когда требуется, чтобы открылась действительность, объявилась сущность этой жизни, чтобы по крайней мере один из подобных нам знал все то, что скрывает в нас нужда и искушения. На это нас толкает не откровенность, но глубокая потребность быть понятым, облегченным, утешенным; и разве мы не знаем, сколько благотворного и спасительного в подобных признаниях? Разве мы не знаем, что некоторые искушения, окружающие нас, неопределенные и смутные, теряют свою силу и прелесть от одной только передачи их словами? Разве мы не знаем, сколько может дать нам силы и утешения выслушивающее, понимающее нас благовоспитанное сердце?..

Найдет ли он его у вас, брат мой? Найдет ли он милосердие, готовое выслушать его настолько, чтобы хранить его признание? Найдет ли он то серьезное внимание, которого никто не чуждается, и которое одно лишь заслуживает доверия?”

Однако ныне христиан среди психиатров и психотерапевтов — меньшинство. В этом, на наш взгляд, одна из причин низкой эффективности помощи при неврозах. Психотерапия насчитывает сегодня порядка 1000 психокоррекционных техник, пытаясь постоянно меняющимся образом помочь мятущейся душе. Но количеством качества не подменить. Истинное излечение от душевной скорби может произойти только через покаяние, что требует духовных усилий и непривычно для немалой части наших современников (в том числе и врачей). В этой связи становится понятно, почему разнообразные рациональные и эмоциональные терапевтические воздействия оказываются далеко не всесильны и приносят лишь временный эффект.

Несколькими словами эту мысль можно высказать так: только та психотерапевтическая помощь будет по-настоящему действенной и полезной, которая проводится православным врачом или психологом (кающимся и исправляющим себя) и ведет ко Христу. В этом случае слово специалиста будет подкрепляться благодатной силой Божией и утешит болящего, укажет дорогу к Тому, Который — Истина, Путь и Жизнь!

ФАКТЫ ВОПИЮТ

Действительность наша отнюдь не способствует психическому здоровью людей. Социальная напряжённость в обществе очень высока. С другой стороны — нравственный кризис. Многие люди оказались в состоянии духовного вакуума. Немало и тех, которые не имея в сердце веры Христовой, становятся на путь греха. А греховная жизнь никогда и никому не давала душевного мира, радости и спокойствия.

С 1986 по 1995 год уровень самоубийств в нашей стране вырос на 79%. В период реформ ежегодно стали накладывать на себя руки более 60 тысяч россиян — целый город самоубийц. Это на треть больше, чем убийств. И что особенно трагично, более всего выросли самоубийства среди молодых людей 20—24 лет — в 2,9 раза. В остальных возрастных группах взрослого населения этот прирост составил 1,6-1,8 раза. Уровень обшей преступности увеличился с 1987 по 1996 год в 2,2 раза. Уровень браков уменьшился к 1996 году на 17%, а разводов — вырос на 21%. Количество детей, рождённых вне брака, с 1985по 1995 года увеличилось на 76%. Социальные потрясения в стране породили беспризорников. Высоки показатели детской преступности. По данным МВД РФ, на начало 1995 года насчитывалось 50 тысяч беспризорных детей, 620 тысяч подростков стояли на учёте в милиции (данные приводит профессор И. Гундаров).

Особую тревогу вызывает душевное и духовное здоровье подрастающего поколения. Размытые духовные ориентиры в обществе, тяжелые социальные условия, дороговизна и многое другое нелегким бременем легли на неокрепшие детские души.

Немало семей можно назвать неблагополучными. У многих детей родители злоупотребляют спиртным, причем нередко встречаются матери-алкоголички. Возраст приобщения к курению снизился до 10 лет у мальчиков и до 12 лет у девочек.

Среди молодежи набирает “обороты” наркомания. Два процента населения имеют стойкую привычку к наркотикам, из них более полумиллиона человек — дети. Никого не удивишь сегодня тем, что среди школьников сплошь и рядом имеют место половые связи. Венерические заболевания среди подростков, детская проституция,увы, печальные приметы нашего времени. Повсюду в средствах массовой информации демонстрируются обнаженные тела. Программа телепередач пестрит чудовищными названиями, за которыми насилие, разврат, оккультизм.

Как следствие вышеприведенных данных выглядит грустная статистика: примерно 80% детей в нашей стране нуждаются в медико-психологической помощи. Из 35-ти миллионов детей (в возрасте до 16 лет) ( около миллиона — инвалиды. Это каждый 35-й ребенок. Из 100% юношей, признанных негодными для прохождения военной службы по состоянию здоровья, 47% составили негодные по психическим заболеваниям.

Распространенность пограничных нервно-психических состояний среди детей и подростков достигла небывалых показателей — 79%. Повышенная нервность, возбудимость, эмоциональная лабильность, склонность к конфликтам, ухудшение сна — типичные симптомы, встречающиеся у 8 из 10 детей. Вот факты, которые ужасают: 20% от общего числа всех самоубийств совершают дети и подростки. Приведу статистику самоубийств среди детей и юношей в 1996 году: 5—14 лет — 2756 человек; 14-19 лет — 2358 человек. Всего — 5114 детей совершили этот страшный, непоправимый шаг. И это только учтенные случаи. В 92% случаев самоубийства совершались детьми из неблагоприятных семей.

Половина 13-летних девочек и мальчиков употребляют алкоголь. Каждый 10-й аборт делает девочка-подросток. Появились подростки — серийные убийцы. Таких случаев практически не знала прежде “ судебная психиатрия. Можно лишь предполагать какой чудовищный уровень агрессии в обществе они отображают.

Испытания для детей начинаются уже с младенческого возраста. Вот строки из письма одной молодой мамы: “У детей украли детство. “Благодаря” телевидению и средствам массовой информации, маленькие дети уже знают что такое секс и как и с кем им можно заниматься. Когда они подрастут, смогут ли понять что такое любовь? Посмотрите какие мультфильмы показывают детям. Одно название чего стоит — “Чокнутый”, “Звездные войны” и прочее такое. Фильмы безнравственные и невежественные. Недавно показали мультфильм “Все попадают в рай”. Суть этого фильма: не надо работать, надо играть в азартные игры до тех пор пока не выиграешь, а культурный досуг — это девочки из кабаре. У нас что сознательно калечат детей? А какие игрушки продают: ниндзи, пришельцы из космоса, роботы и т. д. Для чего? Что эти игрушки несут детям?” Увы, писем подобных этим, авторы этих строк получают немало. И в каждом — боль и скорбь родителей по поводу происходящего вокруг.

Сектанты всех мастей часто бывают в школах и ведут там свою работу, направленную на подрыв духовных ценностей нации. Дети подвергаются влиянию оккультистов, гипнотизеров и прочих темных личностей. Надо сказать, что последствия оккультных воздействий для детей крайне опасны и губительны. Врачам известно, сколько было тяжелейших осложнений после телесеансов разных “волшебников”. А ведь дети — наше будущее! Каким же оно будет?!

Представляет интерес исследование, проведенное департаментами полиции и народного образования в г. Фуллертоне, штат Калифорния (США), в марте 1988. Целью исследования было сравнение “Семи основных проблем” в школах города в 1940 и 1988 гг. 
  

 

 

Основные проблемы
в 1940 г. 

 

Основные проблемы
в 1988 г. 

 

1. Ученики разговаривают
во время уроков 

 

1. Употребление наркотиков

 

2. Жуют жвачку 

 

2. Употребление алкоголя

 

 3. Шумят 

 

3. Беременности

 

4. Бегают по коридорам

 

4. Самоубийства

 

5. Не соблюдают очередей

 

5. Изнасилования

 

6. Одеваются не по правилам              

 

6. Ограбления

 

7. Сорят в классах

 

7. Избиения 

 

 

Комментарии, как говорится, излишни. Следует особо подчеркнуть, что за неполные 50 лет эти страшные метаморфозы произошли во время усиленного развития в США материализма. Для любого общества, базирующегося на материалистических идеях, думается, это закономерный результат. Проамериканский образ жизни вот уже почти десяток лет навязывается и нам, и нашим детям. К чему это приведет? Напрашивается неутешительный прогноз.

В обществе царит дух стяжательства, поклонения доллару. Изменение пола, генная инженерия, виртуальная реальность и эвтанзия, пропагандируемые в сети “Internet” сатанизм, детская порнография, инструкции для самоубийц и террористов — вот некоторые плоды демонического разума и научных достижений.

В психиатрии выделяют так называемые “пограничные” состояния (и в первую очередь к ним относятся неврозы), которые могут развиваться у потенциально здорового человека в ответ на различные неблагоприятные внешние факторы. Следует сказать, что если человек не имеет твердых нравственных убеждений, если он не огражден от этого демонического “шторма” церковной оградой, то риск психически заболеть повышается многократно, что и подтверждают факты, так как известно, что в России число душевнобольных постоянно увеличивается.

ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ НЕВРОЗОВ

В отечественной медицине обычно выделяют три основные классические формы неврозов: неврастению, невроз навязчивых состояний и истерию. Теперь обратимся к конкретным формам неврозов, в той последовательности, в какой описываются они обычно в специальной литературе.

НЕВРАСТЕНИЯ

Неврастению принято считать самой частой формой неврозов. В качестве самостоятельной нозологической единицы она была выделена в восьмидесятых годах прошлого столетия. Впервые описали этот невроз в 1869 году (считается независимо друг от друга) американские врачи Бирд и Ван-Дьюсен. С тех пор диагностика неврастении получила огромное распространение. Профессор Б. Д. Карвасарский приводит любопытный пример: в британской армии во время первой мировой войны была создана специальная программа обучения, по окончании которой врач получал звание “эксперт по неврастении”.

Неврастения (как видно из самого названия) проявляется нервной слабостью, вплоть до глубокого истощения жизненных сил человека. При неврастении обостряются дремлющие очаги инфекции. Напоминают о себе холецистит, гастрит, язвенная болезнь желудка или 12-ти перстной кишки. Недуг этот является как бы катализатором, высвечивающим соматическую патологию. Портрет неврастеника рисуют при описании весьма типичным: это человек вспыльчивый, раздражительный, быстро заводящийся, как говорится “с полуоборота”, у которого явно сдают нервы (гиперстеническая форма неврастении) или, напротив, вялый, плаксивый, ощущающий утомление и истощение всех своих жизненных сил (гипостеническая форма).

Но вот что интересно: повышенная раздражительность и вспыльчивость неврастеника направлены не на себя лично, а только на окружающих! Такого человека все и вся раздражает, нередко он становится капризен, легко впадает в гнев и даже ярость, но почти никогда не поднимается до духовной высоты постижения собственных несовершенств и ошибок, своих грехов. Таким образом, в большей или меньшей степени, ко всему прочему неврастения есть эгоистический невроз, питаемый греховной страстью, именуемой в святоотечесской литературе гордостью (гордыней). “Раздражительность нрава происходит от непознания себя, от гордости и от того еще, что мы не рассуждаем о сильном повреждении своей природы и мало познали кроткого и смиренного Иисуса”, — писал святой праведный Иоанн Кронштадтский. “Никто не должен оправдывать раздражительность какою-нибудь болезнью”, — говорил преподобный старец Амвросий Оптинский.

И еще одно важное замечание по этому поводу старца: “Чтобы не предаваться раздражительности и гневу, не должно торопиться”. А вот как писал по поводу неврастении священник Александр Ельчанинов: “... Нервность и т. д., мне кажется, просто виды греха и именно гордости. Самый главный неврастеник — диавол. Можно ли представить себе неврастеником человека смиренного, доброго, терпеливого?” (из записок “Демонская твердыня — тщеславие и гордость”).

О причинах раздражительности и потери душевного мира архиепископ Арсений (Чудовский) писал буквально следующее:

“Иногда вдруг у тебя появляется какая-то раздражительность, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод — и твое настроение испорчено. Отчего это? Очевидно, ранее душевная твоя почва была подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним...” Святые отцы особенно обращали внимание на сохранение мира в душе при любых жизненных (внешних) обстоятельствах.

Вот, например, как писал в письме к одному мирянину отец Алексий Зосимовский: “Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир — вы будете счастливы”.

Итак, кратко подытожив вышесказанное, можно сделать вывод, что неврастения (В некоторых случаях нервная астения может наступить и как следствие длительного перенапряжения или в результате негреховных страстных состояний, вследствие голода, жажды и др.) —суть греховные страсти; в большей или меньшей степени она являет собою, кроме того, бытие вне Христа, а порой и явное антихристианство. Неврастению можно считать своего рода прямой противоположностью кротости, смирения, терпения и мирного устроения духа. Отсюда напрашивается логический вывод: лучшее лекарство от неврастении — сам христианскиий путь, образ жизни с терпеливым несением своего креста, благодарением Бога за все, смирением.

Теперь же постараемся более подробно остановиться на путях оздоровления от нервности и неврастении. Главное при этом глубокое осознание важности и необходимости изменить себя, возненавидеть сей демонический грех гневливости, с искренним покаянием обратиться ко Господу.

Кроме того, необходимо придерживаться следующего:

1. Никогда не повышать (без крайней на то нужды) голоса: “Голос повышает гордец, самохвал, самовлюбленный мертвец и Богом оставленный” (старец Сампсон Сиверс). Итак, ни кричать, ни визжать; не употреблять грубых и матерных слов, никого не обвинять, не злословить и не высмеивать. Святые Отцы допускали лишь праведный гнев, то есть обращенный на свои собственные грехи и несовершенства.

2. Избавиться от привычки прекословить, многословить, спорить по пустякам, вступать в словопрения. “Входить в спор всегда нежелательно” (митрополит Филарет (Дроздов).

3. Во всем, чтобы ни случилось, следует обвинять только самого себя, тогда уравновешенность, душевный мир и спокойствие установятся в наших душах: “Если бы все укоряли себя, то водворился бы мир”, — писал архиепископ Арсений (Чудовский), ибо “самоукорение дает нам спокойно переносить оскорбления, не чувствовать их”.

4. Архиепископ Иоанн (Шаховской) считал, что достижение истинного душевного мира немыслимо без глубокого метафизического недовольства этой (земной) жизнью. Действительно, поиски благ и райской жизни на земле рано или поздно приводят к глубоким разочарованиям и постоянным колебаниям душевного мира.

5. Велика роль молитвы в обретении и хранении внутреннего покоя. Старец Сампсон (Сиверс) утверждал, что мир души у постоянно молящегося даже совершенно не зависит от внешней обстановки.

6. Следует отучить себя кого-либо осуждать, обсуждать (за исключением полезных в назидательном и педагогическом плане случаев, а также естественно возникающих суждений о чем-либо (ком-либо), что не является осуждением). Если же в твоем присутствии порицают или осуждают другого, то Святые Отцы советуют признаться, что и сам страдаешь теми же недостатками и отвести разговор, а при невозможности того — просто удалиться.

7. Считать себя вполне достойным промахов, критики, ошибок, падений. Более того, Святые Отцы советуют нам осознавать себя хуже и недостойнее других. В этом случае действительно исчезает всякое желание гневаться на кого-либо из окружающих.

8. Необходим постоянный самоконтроль, в том числе даже за своими мыслями, ибо всякому дурному делу обычно предшествует дурная мысль. Следует решительно отсекать все отрицательное, греховное, мерзостное. Святые Отцы учат нас не вступать ни в какие собеседования с греховными помыслами, а немедленно обращаться с молитвой за помощью ко Господу, испрашивая у Него помощи и поддержки.

9. Надо принимать уже произошедшее, как случившийся факт, а не мучить себя бесполезной борьбой с призраками. “Что случилось, то случилось...”, “Да будет воля Твоя”.

10. Следует избегать всевозможных “надумок”, фантазий, бесплодного воображения, особенно чувственного характера. Помните Евангельское: Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5, 37).

11. Наконец, необходимо, по возможности, оздоровить свой образ жизни (имеется ввиду режим дня, разумное постничество, оставление пристрастия к спиртному и табаку и иных излишеств).

12. Безусловно, необходимым является посещение богослужений, особенно в воскресные и праздничные дни, чтение Священного Писания и святоотеческой литературы. “Из всех недугов, обременяющих человеческую природу, нет ни одной болезни, ни душевной, ни телесной, которая не могла бы получить врачевства из Писания” (Святитель Иоанн Златоуст). При добросовестном соблюдении святоотеческих рекомендаций вопрос о повышенной нервности и неврастении достаточно скоро отпадет сам по себе.

НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ
(ОБСЕССИВНЫЙ НЕВРОЗ)


Навязчивыми (то есть помимо воли и желания человека) могут быть как определенные мысли, воспоминания, представления, сомнения, так и действия. Это и не удивительно, ибо всему деятельному предшествует мысль, замысел, задумка.

К неврозу навязчивых состояний относят обычно и навязчивые страхи. Если человек испытывает безотчетный страх неведомо чего, то говорят о синдроме страха. Если боится, конкретно, темноты, высоты, острых предметов, замкнутых пространств — тогда определяют подобные навязчивые состояния как фобии, уточняя в названии вид (или направленность) страха. Например, канцерофобия — при боязни заболеть раком, а клаустрофобия — при боязни замкнутых пространств, гипсофобия — при страхе высоты, мизофобия — при страхе загрязнения, пантофобия — при боязни всего окружающего.

Фобии, таким образом, это по сути конкретные страхи, или болезненные опасения каких-то отдельных предметов, явлений или ситуаций, а не безотчетный страх вообще. Иногда страхи появляются только при соответствующей ситуации. Например, страх высоты только при подъеме на высоту, страх мышей — при реальной встрече с мышью (Петр I, например, панически боялся тараканов). Но нередко человек уже при одной лишь мысли о чем-либо уже впадает в страх. Страх присущ природе падшего человека (Св. Иоанн Дамаскин в “Точном изложении православной веры” выделяет 6 видов страха: 1) нерешительность, 2) стыдливость, 3) стыд, 4) изумление, 5) ужас, 6) беспокойство: По св. Исааку Сирину: “Страх есть лишение твердой надежды”.) и глубоко биологичен, ибо человек несет в себе и животное начало. Так вот, это животное начало в нас и боится инстинктивно угрозы извне: темноты, нападений и всякой иной опасности для собственной жизни.

Во многих случаях именно страх выполняет роль своего рода защитного механизма, оберегая нас от всякой опасности, посягающей на наше благополучие. Страшась, человек становится более бдительным, способным предохранить себя от беды, спастись от надвигающейся угрозы. Страх закреплен Творцом в памяти всех предшествующих поколений, как говорят психоаналитики (Карл Юнг), в “коллективном бессознательном”. Итак, страх свойственен каждому человеку в какой-то степени и может исполнять защитную роль, оберегая нашу жизнь от всевозможных опасностей.

Однако невротические страхи тем и характерны, что не обусловлены никакой реальной угрозой или угроза эта иллюзорна и маловероятна. (“Страх причиняет большой вред, — пишет в одном из своих писем (№ 150) оптинский старец Макарий, — тело расслабляется от упадка духа и лишения спокойствия и без болезни болезнь приключается”.) Например, некий человек страдает кардиофобическим неврозом, он боится, что сердце его в один прекрасный момент может остановиться. С одной стороны, теоретически это возможно, ведь бывает же внезапная смерть и у молодых, до того считавшихся здоровыми людьми, без видимой на то причины. Но объективная вероятность такой внезапной остановки сердца именно у этого человека ничтожно мала, а имеет место надуманная, мнимая, нафантазированная опасность для жизни, обусловленная ложными мыслями и необоснованными опасениями.

А вот другой пример: мать, горячо любящая своего малыша, вдруг ловит себя на мысли, что может его задушить. Мысль эта ужасает ее, она не свойственна женщине с позиции ее нравственности, не продиктована никакими реальными внешними обстоятельствами, напротив, абсурдна, лишена всякого здравого смысла. Но словно заноза, проникнув и цепко укоренившись в сознании, начинает причинять боль своей жертве, которой порой и стыдно признаться кому-то в этом.

Навязчивые мысли возникают часто в ответ на поставленный вопрос: “А вдруг?” Далее они автоматизируются, укореняются в сознании и при неоднократных повторениях создают существенные затруднения в жизни. Чем больше борется человек, желая избавиться от этих навязчивых мыслей, тем более они овладевают им.

Важной причиной развития и самого существования невротического страха является развитое чувственное воображение (мимо чего обычно вскользь проходит специальная, посвященная этой тематике литература). Ведь человек, к примеру, не просто боится упасть с высоты, но и соображает в ужасе, что умрет, всячески “распаляет” вымышленную ситуацию, представляя, скажем, свои похороны, себя лежащим в гробу и прочее. Кроме того в подобных состояниях имеет место слабость психической защиты (цензуры) из-за природных особенностей или в результате греховного разрушения. Хорошо известен, например, факт повышенной внушаемости у алкоголиков. Известно, что существенно ослабляют душевную крепость блудные грехи. Сказывается также и отсутствие постоянной внутренней работы по самоконтролю, духовному трезвению и осознанному управлению своими мыслями, (это детально описано в аскетической святоотеческой литературе).

Можно также полагать, с большей или меньшей долей очевидности, что некоторые мысли, всегда кстати почти ощущаемые как чужеродные и даже принужденные, насильственные, действительно имеют чужеродную для человека природу, являясь демоническими (ранее мы уже приводили выдержку из книги епископа Варнавы (Беляева), касающуюся этого вопроса).

По святоотеческому учению, человек часто не способен различать подлинный источник своих мыслей и душа является проницаемой для демонической стихии. Лишь опытные подвижники святости и благочестия, с уже очищенной молитвенным подвигом и постом душой, в состоянии обнаруживать приближение тьмы. Покрытые же греховным мраком души зачастую не ощущают и не видят этого, ибо на темном темное плохо различается.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит о подобных ситуациях следующее:

“Духи злобы с такой хитростью ведут брань против человека, что приносимые ими помыслы и мечтания душе представляются как бы рождающимися в ней самой, а не от чуждого ей злого духа, действующего и вместе старающегося укрыться”.

Святые отцы указывают на то, что за страхом часто кроется тщеславие. В этом плане показателен страх перед публичным выступлением, страх общения. В глубине своей души человек, в этих случаях, боится показаться глупее или менее способнее, менее талантливее, чем он есть (по его представлению) на самом деле. И вот что примечательно. Когда человек осознаёт это обстоятельство, смиряется, позволяет себе ошибку или промах, больше думает не о том как сказать, а что сказать, чтобы прежде всего угодить Богу, — ситуация решительно исправляется. В душе обретаются мир и покой.

И еще очень важный момент, касающийся страха, но не вообще, а страха Божия, являющегося величайшей добродетелью и обязанностью человека. Страх Божий имеет разные значения: это и боязнь (страх) наказания от Бога (низшая степень добродетели) и удивление (трепет, ужас) перед величием событий и благочестивая богоугодная жизнь и, наконец, как высшая степень страха Божия — совершеннейшая чистота и святость жизни. Страх Господень есть истинная премудрость, — говорится в Священном Писании (Иов. 28, 28). “Живя без страха Божиего, нельзя совершать ничего благородного и удивительного”, — писал Вселенский учитель Церкви святой Иоанн Златоуст. Как представляется, именно в страхе Божием кроется величайшая тайна, а если хотите, и ключ к пониманию истинного целительства (Вот как раскрывает истинный смысл страха Божиего св. Климент Александрийский: “Но страх, говорят наши противники, есть смущение, взволнованное состояние души. Так, но не всякое душевное смятение есть страх. Страх перед демонами отличается смятенностью души, потому что демоны сами находятся в постоянном и внешнем и внутреннем волнении. Бог же, напротив, бесстрашен, поэтому и внушаемый Им страх не вносит в души никакой растерянности и расстройства, никакого беспорядка, смуты и замешательства”)* многих неврозов: когда человек имеет в душе страх Божий (то есть Высший, Богом данный) этим великим страхом поглощаются все те мелкие, мирские, часто нелепые по своей сути: страх мышей, тараканов, острых предметов и проч. Как большая волна на море поглощает мелкую рябь, так и истинный страх Божий вбирает в себя невротические страхи —фобии.

Каждой душе человеческой органически не только присущ, но и необходим страх Божий, но этот великий дар просто извращается и подменяется своего рода животной трусостью. Аскетическая литература отмечает, что на ранних этапах духовного подвижничества, страх Божий (у новоначальных) заключается более в боязни нарушить Божественные заповеди, согрешить, сделать что-либо мерзкое, недостойное, оскорбительное в глазах Бога. Второй этап Божиего страха присущ уже более совершенным подвижникам благочестия и заключает в себе страх отпасть от Бога, лишиться Его божественной благодати, святого чистого мира. Ибо это отпадение означает духовную смерть, сообщая душе мрак, тоску, разочарование, чувство бесцельности бытия.

И, наконец, последний аспект, касающийся причин возникновения страха, указание на который находим в Священном Писании: "В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение" (1 Ин. 4, 18). Вот и еще один важный ответ, не рассматриваемый в научной литературе. Оказывается наличие страха в душе и сердце человека означает отсутствие (или недостаток) любви. Задумайтесь над этим поглубже...

Возьмем для примера фактические события недавней войны в Чечне. Матери плененных русских солдат ехали туда, где гремели выстрелы, в разгар боевых действий. Невзирая на угрозу для своей жизни, встречались с чеченскими боевиками, умоляли вернуть своих сыновей. Что двигало этими женщинами, благодаря чему преодолевали они страх смерти? Ответ очевиден: материнская любовь к своим чадам. Итак, любовь изгоняет страх, “в любви нет страха!”...

Теперь поговорим кратко о навязчивых (“компульсивных”) действиях. Характер навязчивых действий может быть очень разнообразным. Нередко они имеют вид какого-то привычного ритуала и подобным же образом повторяются, вопреки логике и необходимости. Например, навязчивое мытье рук, ритуалы при раздевании и одевании, бессмысленные переставления мебели, пересчитывания денег без нужды, постукивания, покачивания или избегания каких-то определенных предметов, повторение, при встрече с кажущимся злом, каких-то определенных слов и действий. Характерным является появление некоторого облегчения после исполнения навязчивого действия. Однако облегчение это временное и вскоре вновь возникает болезненная потребность повторения и все начинается сначала.

Очень важным моментом в понимании природы навязчивых действий является упомянутая выше чужеродность, даже принудительность к свершению чего-либо, помимо разума и воли человека. Вот как пишет на сей счет Епископ Варнава (Беляев) в своем труде “Основы искусства святости” (т. 1): “Откуда же насильственность, если человек всеми силами души отгоняет и не хочет, считает элементом чуждым и болезненным? Ясное дело, от другой духовной сущности, злой и нечистой. Понятна эта нелогичность в мыслях, понятна эта тирания, о которых говорят сами же ученые, понятно это облегчение после совершенного... (то есть диавол отходит, доводя человека до того, до чего ему было надобно), понятно и мучительное раскаивание, ибо совесть все-таки мучит человека”.

В особо тяжелых случаях человек уже не владеет собой и становится своего рода, как теперь говорят, биороботом (вспомните, к примеру, ритуальное убийство трех монахов Оптиной Пустыни, произведенное ] преступником, признавшимся потом, что какая-то чужеродная сила влекла его к этому убийству, и он не мог противостоять ей). О подобной силе, завладевающей волей и сознанием, нередко упоминают и другие преступники. Это впрочем обычно не приводит к устранению их от судебной ответственности под предлогом психического нездоровья, как это было в случае с убийцей монахов. О насильственном “чужеродном” непреодолимом влечении упоминают также больные наркоманией и алкоголизмом. Что за сила стоит за всем этим, думается, понятно...

Какие же рекомендации можно дать по преодолению невроза навязчивых состояний? Их может быть множество. Цель их — стяжание Благодати Божией. Больным (и не только им) будут душеполезны и спасительны:

1. Пост и молитва. Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21). Участие в Таинствах Церкви и как можно более частые исповеди у духовника. Прибегать к Святым Таинствам надлежит с сокрушением сердечным, глубокой верой и упованием на милость Божию.

2. Посещения святых мест, православных обителей, славящихся традициями экзорцизма. В Воронежской Епархии, например, это Задонский мужской Богородицкии монастырь, где покоятся чудотворные мощи Святителя Тихона Задонского. Надо сказать и в наше время, по словам насельников этой святой обители, немало страждущих получают помощь и исцеление по молитвам Угодника Божия.

3. Регулярное употребление Богоявленской воды с просфорой, частичкой артоса, окропление святой водой жилища, самого больного, его личных вещей...

4. Развивать в себе кротость и смирение.

5. Чтение Священного Писания (особенно Евангелия) и святоотеческой литературы, с последующим переосмыслением прочитанного.

6. Заучивание на память и чтение отдельных псалмов и молитв (по благословению духовника).

7. Поминовение на Божественной Литургии, молебнах.

8. Необходимо вырабатывать неусыпное (внимание по отношению к самому себе. Святой Игнатий (Брянчанинов) писал: “Душа всех упражнений о Господе — внимание. Без внимания эти упражнения бесплодны, мертвы” (т. 1. Стр. 296).

9. Самопознание. Духовное совершенствование. Укрепление веры.

10 Частые сообщения с благочестивыми православными христианами (или идущими в этом направлении). И, конечно же, исправление себя, например, отказ от курения, чревоугодия, освобождения от теленаркомании, политических и иных пристрастий и прочее.

ИСТЕРИЯ

Название этого невроза происходит от греческого слова “матка”. В глубокой древности считали, что истерией страдают только женщины. Об истерии писали еще знаменитые врачи древности: Гиппократ (I в. до Р. X.), Ибн-Сина (Х—ХI вв.) и другие. В более поздние времена ею занимались такие крупные ученые как Жан Шарко (1825-1893), Пьер Жане (1859-1947) и, наконец, отец “сексуального материализма” Зигмунд Фрейд (1856-1959).

Начиная с конца XIX века атеистически ориентированные ученые попытались доказать, что никакой одержимости и беснования в природе не существует, а все это лишь проявления истерии. Подобного взгляда в России придерживался, к сожалению, и В.М.Бехтерев (1857-1927). В одной из своих научных работ он даже пытался утверждать (о ужас!), что все евангельские чудеса Спасителя, касающиеся исцелений и воскрешении из мертвых, объясняются истерическими страданиями поверивших во Христа людей. В. М. Бехтерев был крупным русским ученым, занимался психиатрией, неврологией, психологией, однако свои исследования строил, исходя из сугубо материалистических позиций, что не могло не отразиться на его научных изысканиях.

К сожалению, и в наши дни официальная медицина не отличает душевные недуги от духовных (на радость всему демоническому миру) и многих бесноватых людей пытается лечить то инсулином, то гипнозом, то химическими препаратами, а в последнее время еще и оккультными методами (медитация, метод Станислава Грофа и прочее).

Утверждают, что мы живем сейчас в просвещенное время. Однако, как можно объяснить одной истерией, что человек и в наши дни не переносит ничего церковного (икон, каждения, колокольного звона, православных песнопений)? Что за странная такая аллергия обуревает таких людей в храмах, когда начинает ломать все тело, помимо воли “крутит какая-то сила”, нередко человек неожиданно для себя начинает извергать вопли, ругательства, богохульные слова.

Даже дети порой обретают необычайно большую силу, употребляя ее против священных предметов, так что иногда пятеро-шестеро взрослых с трудом могут совладать с младенцем или с хрупкой с виду женщиной... Какая ненависть заставляла в годы октябрьской революции разрушать великолепные храмы (построенные, кстати, нередко, на народные деньги), поганить их, устраивать невиданный разврат (о котором стыдно говорить даже в общих чертах), нечистоты, отдавать храмы под конюшни? Или как объяснить довольно странную реакцию некоторых страждущих на приём внутрь Богоявленской воды, не знавших, что они пьют? А о таких случаях приходилось слышать неоднократно.

Об одержимости дьяволом и бесноватости вновь заговорили в последние годы во всем мире. Запад быстро отреагировал на это массовым тиражированием книг, фильмов, спектаклей по демонологической тематике. И вот уже на экранах: “Изгоняющий диавола” и другие “киношедевры”, где зерна истины утопают в море лжи и безудержной фантазии авторов.

Но вернемся ближе к самой истерии, занимающей совершенно особое место среди неврозов. Духовная оценка этого психопатологического состояния может быть представлена как выставление себя напоказ. У истерических личностей нетрудно заметить эмоциональную неустойчивость, проявляющуюся бурными и яркими сменами настроения. Речь этих людей очень образная, характерны частые преувеличения реальных фактов. Мимика выразительна, порой театральна. В поведении сквозит позерство, самолюбование. Истерик жаждет внимания к своей персоне и тяжко переживает его отсутствие.

Стоит заметить, что для истерических личностей характерна внушаемость. При истерии также имеет место механизм “бегства в болезнь”. У истеричных людей в периоды наибольших жизненных осложнений, в моменты принятия ответственных решений возникают своеобразные реакции, выражающиеся в судорожных припадках, параличах, болевых ощущениях и др. В прошлом у истериков наблюдалась, так называемая, “истерическая дуга”. В настоящее время, многие психиатры указывают на то, что истерические реакции теперь редко проявляются брутальными (явными и грубыми) проявлениями, они все чаще обнаруживаются в более утонченном и дифференцированном виде.

Каковы же основные черты (признаки) этого страдания? Это прежде всего:

1. Легкая переменчивость настроения.

2. Желание жить по-особому, не как все.

3. Чрезвычайно выраженный эгоизм в сочетании с какой-то удивительной детской наивностью (инфантилизмом, как говорят ученые).

4. Лживость, актерство, плаксивость, стремление быть в центре внимания (эгоцентризм), желание казаться чем-то большим, чем есть в действительности и другие признаки.

Больные истерией нередко жалуются на ощущение “комка” в горле, нарушение сна, всевозможные спазмы, самые разнообразные боли, чем нередко вводят в заблуждение даже опытных врачей. Всех проявлений и не перечесть. Они существенно меняются под влиянием моды и духа времени. Например, в старое время было весьма распространено явление, когда барышни падали в обморок (при малейших волнениях, от избытка чувств и прочее). Сейчас редко увидишь подобное.

Французский врач Жан Шарко, прославившийся своими исследовательскими работами в области неврозов, называл истерию “великой симулянткой” из-за исключительной способности к актерскому воспроизведению почти любого заболевания. Надо отметить, что существует и бытовое (немедицинское) представление об истерии и истериках. В данном случае имеют ввиду обычно насдержанных, конфликтных людей, которые закатывают сцены (истерики), плачут, ругаются, кричат. С медицинских же позиций, подобные явления вовсе не обязательно говорят об истерии, но могут быть присущи и всякому человеку, например, при потере самоконтроля или вследствие распущенности.

Что же скрывается за истерическим неврозом в своей основе? Безусловно, серьезное нездоровье души. По словам священника А. Ельчанинова, “истерия есть разложение личности, и оно освобождает огромные, пагубные своей разрушительной силой количества энергии, как в распадающемся атоме”.

С позиции святоотеческого учения здесь можно усмотреть проявления таких греховных страстей, как гордыня и тщеславие в сочетании с чувственной эмоциональностью и болезненно усиленным воображением. Истерия и беснование не одно и то же, однако, безусловно, при истерии почва для бесов подготовлена как нельзя лучше, ибо диавол — “отец лжи”, а все истеричные — лживы; диавол, по словам святых отцов — “живописец” и “обезьяна”, а подражательность, актерство и болезненное художественное воображение так характерны при истерии. Падение диавола произошло из-за тщеславия и гордыни, и здесь сходство налицо...

При истерии, как уже подчеркивалось выше, происходит болезненное расщепление (диссоциация) душевных сил, при этом теряется не только их гармония, но и начинают страдать мышление, чувства и воля. Мышление уклоняется в сторону мнимого заболевания, чувства либо резко угнетаются (до полной анестезии), либо, напротив, усиливаются (один пациент жаловался, на то, что “кот топает”), воля ослабевает и человек самостоятельно никак не может “взять себя в руки”. Ввиду большой распространенности истерии в актерской среде нашего времени, почти все театральные постановки и кинофильмы буквально нафаршированы истерическими сценами. Вот уж где, поистине, разгул страстей!

В одном из газетных интервью известный русский актер Проховщиков заметил, что все, что создается ныне актерами, больше напоминает жизнь психически больных людей. Очень отрицательно отзываются и о самом искусстве лицедейства актрисы Е. Васильева и Л. Стриженова, считая сцену местом для растления души.( * “Наш современник”, № 9, 1994 г) Думается, что театр во все времена был тем искусственным миром падшего человеческого разума, где истерия находила свое место и предназначение во всей полноте, ибо могла как нигде лучше реализовать тут греховные страсти аномальной больной души!

Истерические больные обладают часто тончайшей интуицией, они также чрезвычайно хитры, изворотливы, настойчивы в достижении своих целей. Они же, в основном, являются главными поставщиками всевозможных медиумов, гадалок, предсказателей, а также основателей новых сект и соблазнительных учений. (По крайней мере автобиографический материал из жизни основательницы теософии Елены Блаватской или американки Мэри Секкер Эдди, основавшей христианскую секту сайентистов, явно говорят об этом). Огромное количество современных больных, переполняющих наши поликлиники составляют именно больные истерией. Эти же больные чаще всего проходят у врачей как страждущие дистонией, остеохондрозом, энцефалопатией и иными болезнями и синдромами (согласно моде и духу времени). При этом нередко получают группы инвалидности, а с ними и желаемые льготы...

Издавна замечена взаимосвязь истерии с эротическими чувствами. С позиции Православного учения здесь можно оворить еще об одной страсти — блудной. Многие исследователи подчеркивают акже, что при истерии происходит “желательное бегство в болезнь”, то есть своего рода симулянтство (правда, как считают ученые, часто на неосознанном — подсознательном уровне). То есть болезнь здесь является своего рода защитой от тех или иных жизненных трудностей или способом ухода от конфликтной ситуации.

Как же лечить и терию? Единственно правильный путь лежит через истинную веру, покаяние и исправление своей жизни согласно Евангельским заповедям, наиболее полно раскрытым в святоотеческом учении. Больной должен обязательно осознать и сам отказаться от всего лживого, нарочитого, театрального, от всякого притворства, преувеличения, неискренности (то есть всего греховного, даже в мелочах). Неоценимую помощь здесь оказывает святоотеческая литература, в которой мир подвижников святости совершенно лишен истерических пороков и служит идеальным образцом для подражания в постижении истинного предназначения человека; где познается величие нравственной красоты, терпение и стойкость при встрече с трудностями.

Иными словами, в первую очередь, истерическим больным необходимо приобщиться к духовной жизни со всеми ее высокими требованиями к себе.

Кроме того, в лечении истерии будут пригодны и некоторые лекарственные средства, полезен физический труд и общение с благочестивыми людьми, а также те рекомендации, которые давались при лечении других неврозов.

ИПОХОНДРИЧЕСКИЙ И ДЕПРЕССИВНЫЙ НЕВРОЗЫ

Нередко среди неврозов выделяют еще две формы. Это ипохондрический и депрессивный неврозы. Ипохондрия означает чрезмерный уход в болезнь. Это синдром “мнимого больного” или значительное преувеличение имеющих действительное место расстройств здоровья. Налицо такие проявления, как постоянное копание в своих ощущениях, устремленность мыслей и представлений, преимущественно, к проблемам своего “драгоценного” здоровья, иногда же полная убежденность в наличии у себя какого-либо опасного заболевания, которое не находят врачи.

Со временем такие пациенты становятся “притчами во языцех” для медиков, совершенно непереносимыми для своих близких и окружающих. Они постоянно щупают свой пульс, измеряют кровяное давление, бесконечно сдают анализы, делают ЭКГ (электрокардиографию), носятся с лекарствами и медицинскими рекомендациями.

Обычно это люди неверующие в Бога (или маловерующие), ибо ипохондрия — есть ничто иное как сотворение кумира, которым, в данном случае, становится собственное здоровье (то есть опять-таки происходит подмена Бога тварным, тем самым нарушается заповедь данная человечеству Богом еще через пророка Моисея). Здесь налицо также извращенная форма любви — в виде любви к себе (“аутоэротизм”).

Многие исследователи отмечают, также как и при истерии, “желательное бегство в болезнь” от житейских трудностей. Известно, что эгоизм привносит в жизнь человека серьезные проблемы и нередко приводит к болезням, причем не только душевным, но и телесным. Живя собой, человек обрекает себя же на страдания. Отказываясь от себя и живя для других, становится счастливым, ибо истинное счастье — это жить для Бога и ближних наших. .

И наконец—депрессивный невроз. Проявления депрессивных расстройств отмечаются при многих психических заболеваниях. В клинической психиатрии выделяют две принципиальные разновидности депрессивных состояний. Одна из них связана с внутренними (эндогенными) причинами и менее зависит от психологических факторов и обстоятельств, а другая — напротив, развивается в силу различных переживаний, неприятностей, которые наслаиваются на личностно-психологические особенности человека, шкалу его ценностей (невротическая депрессия).

Депрессия — самый часто встречающийся синдром душевных расстройств. Около 5% населения Земли страдают этой формой психической патологии. До 60% всей психической патологии составляют депрессивные состояния. Депрессия помолодела. Жертвами ее становятся не только люди преклонного или “бальзаковского” возраста, но также и молодежь и даже дети. Состояния уныния, безрадостности, тоски, увы, так свойственны нашим современникам. Сегодня многие считают, что депрессия — болезнь цивилизации, с ее требованиями к жизни, к человеку. Науке многое известно о причинах возникновения депрессивных расстройств, но в среде ученых не принято говорить о грехе. А причиной многих форм болезненного уныния является именно он. Об этом говорят святые отцы. Об этом свидетельствует весь аскетический опыт православия.

Депрессия — это своего рода сигнал души о неблагополучии, бедственном ее положении. Это не плачь о грехах. Это грехи вопиют, нераскаянность мучит душу. И демоны нашептывают в ухо: “Все плохо, надеяться не на что, все равно помирать, так лучше сейчас”... Увы, как часто приходится слышать эти разговоры во время врачебного душепопечения. При невротической форме депрессивных расстройств связь их с морально-нравственным состоянием человека определяется самая непосредственная. Мучается человек от печали, тоски. Страдает. Душа его томится. Как врачи, мы, конечно, облегчаем страдания этих людей медикаментами, беседами, да и просто человеческим участием. Но удовлетворение при приеме больного наступает лишь тогда, когда заходит разговор о душе, о вере, о покаянии. С согласия пациента и по его желанию мы пытаемся оценивать симптомы заболевания с духовных позиций. В случае эндогенных депрессий механизм более сложный и являет собой разнообразное сочетание тех же причин, о которых было упомянуто прежде. Смысл страдания заключается в том, как человек противостоит душевной скорби. Депрессия имеет различные маски. Часто она проявляется в форме различных телесных недомоганий (боли в животе, головная боль, стойкая бессонница). Такой вид депрессивных расстройств называется “маскированная депрессия”. Духовная сущность при этой форме страданий та же что и в случае иных депрессивных состояний.

“Преподобная Синклитикия Александрийская, первоначальница всех общежительных монахинь, говорила: “Есть печаль на пользу и печаль на вред. Печаль на пользу состоит, в том, чтобы сокрушаться о своих грехах, о неведении ближнего и о том, чтобы не отпасть от предложенной цели — сподобиться совершенной благости. В этом состоит печаль по Богу. Но к этому бывает некоторое примешение врага, ибо и он наводит печаль, исполненную неразумия, что у многих (разумеется, отцов — Еп. Варнава) называется унынием. Этого духа надобно изгонять преимущественно молитвою и псалмопением”. Далее преосвященный Варнава (Беляев) комментирует: “Есть одно делание в науке о спасении, которое приводит человека к Богу кратчайшим путем. Это — печаль о грехах, печаль по Богу... опыт и веяние благодати в сердце убеждают, что молитва с теплыми слезами раскаяния в одиночестве есть единственное средство утешения. Правда, в начале слезы горькие льются, едкие, но после чувствуется облегчение, отрада, просвет. Чем дальше он продвигается по пути спасения, тем на душе становится веселее; ты плачешь, слезы градом катятся, а на сердце яснее и теплее становится. Чудное дело! Непостижимое действие благодати!..

Но есть и другой плач и иная печаль. Модница плачет о том, что у нее нет новой весенней шляпки и вышли из моды ботинки, что “такой-то” стал ухаживать за “такой-то”, а “та” более красива или счастлива, чем она; молодой человек печалится о малом количестве карманных денег, которые он может потратить на удовольствия; жена плачет из-за обиды, что изменяет муж, а муж, в свою очередь,— что имеет неудачи по службе; врач, инженер, адвокат — все недовольны, что мало зарабатывают, все им мало; купец приходит в отчаяние от понесенного убытка, и так далее, и тому подобное. Все плачут и печалятся, даже живя в роскоши и богатстве, но сокрушаются — о тленных вещах. Не имеют чего-либо или теряют что-то, вот и печалятся. Иногда от такой печали иссыхают, заболевают и даже умирают (2 Кор. 7, 10). Эта печаль бесовская. Враг рода человеческого навевает ее. Мучится, стонет человечество, пытается сделать жизнь беспечальной, но без Бога ничего не может” (цит. по книге “Малая аскетика” Еп. Варнавы (Беляева).

Депрессивный невроз возникает чаще всего после жизненных сложностей, когда человек впадает в уныние, тоску, печаль. При этом снижается настроение, все кажется в мрачном свете, ничто не радует, иногда при этом все раздражает. Очень часто подобное возникает, когда жизнь пошла “не по тому сценарию”, как хотелось бы, когда не осуществилось желаемое, произошел какой-то конфликт, нанесена была та или иная обида...

И вот такой больной идет к врачу, который выписывает ему, к примеру, успокаивающие и улучшающие настроение препараты для искусственного облегчения страдания, уменьшения душевной боли. Но при этом часто совершенно не лечится больная душа и человек лишь уводится в сторону от страданий, имеющих почти всегда врачующий смысл...

Истинная причина депрессивных расстройств, как правило, опять-таки в совершаемых пред тем грехах и беззакониях. Святые Отцы считали, что в основе всех душевных страданий лежит гордыня человеческая и другие страсти. Поэтому, чтобы избавиться от невроза, надо всячески смирять себя, считая достойным более поругания, чем похвалы. Завышенный уровень требований (притязаний), не осуществившихся в реальной жизни, всегда оставляет в душе чувство неудовлетворенности, печали, горечи, порой неосознанной в своей истинной причинности тоски. Имеет значение в развитии депрессивного невроза и предшествующая праздность, бездеятельность, пустое препровождение времени.

Следовательно, согласно святоотеческо-му учению, в основе этого невроза лежат эгоизм, гордыня, страсть печали. Истинное же христианство проникнуто, напротив, духом светлой радости, надежды, веры и любви. Гонимое — оно не печалится, терзаемое — за все благодарит Творца, уничижаемое — молится за врагов своих, одинаково приемлет успех и поругание, старается служить Богу и искать славу у Бога, а не у человеков.

Великую радость дают добрые дела, забота о ближних, отказ от самого себя. “Живите так, как будто вас нет на белом свете”, — советовал своим духовным чадам подвижник благочестия отец Алексий Мечев.

Укажем ещё на следующее обстоятельство, если депрессивное состояние продолжается более 2—3 недель, имеет суточные (утром — хуже, вечером — лучше) и сезонные (весна, осень ухудшение) колебания, то в этом случае нужна врачебная помощь.

Применительно к вышесказанному вспоминается одна древняя христианская молитва, текст которой приводит в своих сочинениях архиепископ Иоанн (Шаховской):

Господи, Боже мой. Удостой меня быть орудием мира Твоего, чтобы я вносил любовь туда, где ненависть, чтобы я прощал — где обижают, чтобы я соединял — где есть ссора, чтобы я говорил правду — где господствует заблуждение, чтобы я воздвигал веру, где давит сомнение, чтобы, я вобуждал надежду — где мучает отчаяние, чтобы я вносил свет во тьму, чтобы я возбуждал радость — где горе живет.

Господи, Боже мой, удостой: не чтобы меня утешали, но чтобы я утешал, не чтобы меня понимали, но чтобы я других понимал, не чтобы меня любили, но чтобы я других любил. Ибо кто дает — тот получает, кто забывает себя — тот обретает, кто прощает — тот простится, кто умирает — тот просыпается к вечной жизни. Аминь.

О САМОУБИЙСТВЕ

Разговор на эту страшную тему в конце главы о депрессиях неслучаен. Именно уныние и отчаяние могут являться как бы предвестниками этого страшного греха. Суицид (самоубийство) — это осознанное лишение себя жизни.

Печальная статистика самоубийств в нашей стране долгое время была закрытой. В начале 1989 года впервые за последние 60 лет были обнародованы ошеломляющие цифры, за каждой из которых безысходное отчаяние, утрата смысла жизни. К примеру, в 1984 году в СССР 81 тысяча человек покончили собой. Вот еще один красноречивый факт: уровень самоубийств в России в 1915 году равнялся 3,4 человека на 100000 населения. В СССР в 1985 году он равнялся 24,5. В 1991 году в России этот показатель составлял — 31, а в 1993 году уже 38,7. Год 1998 отмечен еще более высокими суицидальными показателями.

В чем причины самоубийств? Они разнообразны. Однако, вот некоторый итог. Социальные факторы не имеют сколь-либо решающего значения. Точка зрения врачей такова: подавляющее число самоубийц— психически здоровы. Суицид — это личностный кризис. Это проблема духовная.

Архиепископ Иоанн (Шаховский) очень точно писал: “Бедные страдальцы самоубийцы!.. Вы не приняли искупления, кратких земных очищающих страданий — сладких для принявшего, — о, гораздо более сладких, чем те призрачные наслаждения, в тоске по которым вы умерли. Да, в вашей власти было сделать это, как подсказала, шепнула вам сила зла, не имевшая над вами тогда никакой власти, но в вашей же власти было не делать этого. В вашей власти было знать, что есть Бог, что Он есть не только высшее Выражение Правды и Справедливости, недоступных нашему пониманию, но даже гораздо более всех этих слабых человеческих понятий. В вашей власти было понять, что не может Бог дать Крест, и не дать сил, — что в вашей власти было обратиться к Богу, спастись призыванием (не ложным) Его Имени”.

Владыка Иоанн в одной из своих работ разъясняет: “Самоубийцы, пред самоубийством своим, совсем не знают, что около них стоит гадкий (невыразимо) злой дух, понуждая их убить тело, разбить драгоценный “глиняный сосуд”, хранящий душу до сроков Божиих. И советует этот дух, и убеждает, и настаивает, и понуждает, и запугивает всякими страхами: только, чтобы человек нажал гашетку или перескочил через подоконник, убегая от жизни, от своего нестерпимого томления... Человек и не догадывается, что “нестерпимое томление” не от жизни, а от того, от кого и все мысли, “обосновывающие” убиение себя. Человек думает, что это он сам рассуждает, и приходит к самоубийственному заключению. Но это совсем не он, а его мыслями говорит тот, кого Господь назвал “человекоубийцей искони”.

Человек только безвольно соглашается, невидимо для себя берет грех диавола на себя, сочетается с грехом и с диаволом... Одно покаянное молитвенное слово, одно мысленное хотя бы начертание спасительного Креста и с верою воззрение на него — и паутина зла расторгнута, человек спасен силой Божией от своей гибели... Только малая искра живой веры и преданности Богу — и спасен человек! Но все ли люди, спасшиеся от убиения себя или от какого-либо другого греха, понимают, что около них стоял (а может быть, и еще стоит, или иногда к ним приближается) отвратительный злой дух, существо, обнаруживаемое только некоей духовной чуткостью и обостренным духовным вниманием?

Далеко не все (даже христиане) отдают себе отчет в действиях и проявлениях злых духов, о которых с такой удивляющей силой и ясностью говорит Слово Божие”. 90 процентов самоубийц делают свой последний шаг под непосредственным влиянием духов “человекоубийц искони” (Ин. 8, 44). И, собственно, почти всякое самоубийство есть убийство демоном человека — руками самого человека.

Святые отцы о борьбе с гневом и печалью

О борьбе с гневом


Гнев есть припоминание сокровенной ненависти, то есть памятозлобия. Гнев есть желание сделать зло огорчившему. Вспыльчивость (острожелчие) есть мгновенное возгорание сердца. Огорчение есть неприятное (досадное) чувство, заседшее в душе. Ярость есть низвращение благонастроения и осрамление души.

Гнев, подобно быстрому движению жернова, в одно мгновение может истереть и уничтожить душевной пшеницы и плода — больше, нежели что другое в целый день. Посему тщательно надлежит внимать себе. Он, как пламя, раздуваемое сильным ветром, скорее нежели медленный огонь, по-паляет и губит душевную ниву.

Как с появлением света удаляется тьма, так от благоухания смирения исчезает всякое огорчение и гнев.

Св. Иоанн Лествичник

Кто нашел путь долготерпения и незлобия, тот нашел путь жизни.

Лучше улыбкою пресечь раздражение, нежели свирепствовать неукротимо.

Что яд аспидов, то раздражительность и памятозлобие; потому что они и лицо изменяют, и мысль возмущают, и жилы расслабляют, и производят в человеке недостаток сил к совершению дела; а кротость и любовь отдаляют все это.

Будь внимателен к себе, чтоб не возобладали тобою вспыльчивость, раздражительность, памятозлобие,— от чего будешь вести жизнь тревожную, и неустроенную. Но приобрети себе великодушие, кротость, незлобие, и все, что прилично христианам, чтобы вести жизнь покойную и безмятежную.

Если ты имеешь что на брата, или брат на тебя, помирись. Если не сделаешь сего, то все, что ни приносишь Богу, не будет принято (Мк. 11, 25; Мф. 5, 23, 24). Если же исполнишь такое повеление Владыки, тогда с дерзновением молись Ему, говоря:

“Оставь мне Владыка, долги мои, как и я оставляю брату моему, исполнив заповедь Твою!” И Человеколюбец скажет в ответ:

“Если ты оставил, оставляю и Я; если ты простил, прощаю и Я твои долги”.

Сб. Ефрем Сирин

Когда ум покорится Богу, тогда сердце покоряется уму. В этом заключается кротость. Что такое — кротость? Кротость — смиренная преданность Богу, соединенная с верою, осененная Божественною благодатию.

Сет. Игнатий Брянчанинов

Гнев обращается в злобу и памятозлобие, когда долго удерживается и питается в сердце. Чего ради повелено нам скоро его пресекать, чтобы в ненависть и в злобу не возрастал, и так к злу большее зло не приложилося. Солнце да не зайдет в гневе вашем, ниже дадите место диаволу, глаголет апостол (Еф. 4, 26, 27).

Сот. Тихон Задонский

...Человек, подверженный раздражительности и дышуший злобою, весьма ясно ощущает в груди своей присутствие враждебной, злой силы; она производит в душе совершенно противное тому, что говорит Спаситель о Своем присутствии: иго Мое благо и бремя Мое легко есть (Мф. 11, 30). При том присутствии чувствуешь себя ужасно худо и тяжело — и душевно и телесно.

Св. Иоанн Кронштадтский

О борьбе с печалью

Не думай, что ты один терпишь скорбей больше всякого. Как живущему на земле невозможно избегнуть этого воздуха, так человеку, живущему в этом мире, невозможно не быть искушенным скорбями и болезнями. Занятые земным, от земного испытывают и скорби; а стремящиеся к духовному, о духовном и болезнуют. Но последние будут блаженны; потому что плод их обилен о Господе.

Бог не допускает душе, уповающей на Него и терпеливой, быть искушаемою в такой мере, чтобы дойти ей до отчаяния, т. е. впасть в такие искушения и скорби, которых не может она перенести (1 Кор. 10, 13). И лукавый не в такой мере искушает душу и тяготит ее скорбью, в какой хочет, но в какой попущено ему Богом. Пусть только душа переносит все мужественно, держась упования по вере, и ожидая от Бога помощи и упования; и невозможно, чтобы она была оставлена.

Св. Ефрем. Сирин

Полезную для нас должны мы почитать печаль только в таком случае, когда мы вос-приемлем ее, быв подвигнуты или раскаянием во грехах, или горячим желанием совершенства, или созерцанием будущего блаженства. О ней и блаженный Павел говорит: печаль, яже по Бозе, покаяние нераскаянно во спасение соделовает; а сего мира печаль, смерть соделовает (2 Кор. 7, 10).

Есть еще и иной род печали — непотребнейший, когда она в душу согрешившую влагает не намерение исправить жизнь и очиститься от страстей, а пагубнейшее отчаяние. Она-то ни Каину не дала покаяться после братоубийства, ни Иуде не попустила после предательства взыскать средств удовлетворения, а увлекла его, чрез внушенное ею отчаяние, к удавлению.

Св. Иоанн Кассиан

Не печалится воздержный, что не достал снеди, целомудренный, что не улучил срамного непотребства, негневливый, что не удалось отмстить, смиренномудрый, что лишен человеческой почести, нелюбостяжательный, что потерпел неудачу. Они совершенно погасили в себе все такие пожелания,— почему и не испытывают печали; ибо бесстрастного не уязвляет печаль, как одетого в броню не пронзает стрела.

Печаль рождается от того, что противно (беды, скорби, огорчения); от печали же происходит мрачное расположение духа (как говорится: он не в духе); а от них обоих порождается бессмысленная бранчивость(ворчание на все).

Если хочешь подавить печаль с мрачным расположением духа, то обыми благодушную любовь и облекись в радость незлобивую.

Св. Нил Синайский

Ненависть зависит от раздражительности, раздражительность — от гордости, гордость — от тщеславия, тщеславие — от неверия, неверие — от жестокосердия, жестокосердие — от нерадения, нерадение — от разленения, разленение — от уныния, уныние — от нетерпеливости, нетерпеливость — от сластолюбия.

Молитва зависит от любви, любовь — от радости, радость — от кротости, кротость — от смирения, смирение — от служения, служение — от надежды, надежда — от веры, вера — от послушания, послушание — от простоты.

Св. Макарий Великий

ДРУГИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ НЕРВНОСТИ

Невроз — не единственное последствие невротического конфликта. Другим, не менее грозным и опасным его последствием являются различные телесные заболевания. Этот факт установлен давно. Нервная “лава” “плетью” бьёт по сосудам и бронхам, проникает в желудок, в 12-ти | перстную кишку или “стальным кулаком” сжимает сердце. Учёными выделена особая группа расстройств, которые возникают на нервной почве. Заболевания эти стали именоваться как психосоматические, то есть в их происхождении одну из главных ролей играют нервные факторы.

Традиционно к этой группе болезней относят язвенную болезнь желудка и 12-ти перстной кишки, гипертоническую болезнь, ишемическую болезнь сердца и бронхиальную астму. В последнее время, не без оснований, к этой патологии относят язвенный колит, тиреотоксикоз, миому матки, ревматоидный артрит и ряд других болезней. Сегодня известно, что около 80% всех болезней так или иначе связаны с расстройством психики.

Преподобный Амвросий Оптинский в письмах к мирянам писал, что “болезни по большей части происходят от тревожного состояния души...” А вот что говорит о гневливом человеке преподобный Ефрем Сирин: “...Гневливый убивает и губит душу свою. Да и действительно, гневливый убивает и губит душу свою, потому что всю жизнь проводит он в смятениях и далек от спокойствия. Он чужд мира, далек и от здравия; потому что и тело у него непрестанно истаивает, и душа скорбит, и плоть увядает, и лицо покрыто бледностью, и мысль изменяет, и разум изнемогает, и помыслы льются рекою...”

Зачастую, тревожность и нервность, как было сказано ранее, имеют греховные корни. Иными словами, грех, совершаясь в глубине человеческого духа, поражает и душу, и плоть. Происхождение психосоматической патологии можно эскизно представить как процесс “проявления”, материализации греха: грех — характер — болезнь.

Разумеется, эта схема должна восприниматься с осторожностью и применима лишь к части случаев. По воле Господа болезни могут подаваться человеку во испытание веры и даже в награду тем, кто радуется болезненным тяготам, переносимым ради Бога и вечной жизни. Достаточно вспомнить бесчисленные скорби св. Иова Многострадального, великое терпение преподобного Пимена многоболезненного, болезни преподобного Серафима Саровского и многих, многих святых угодников Божиих.

Внутреннее напряжение, смятение, тревожность в купе с другими грехами могут спровоцировать человека к пьянству, употреблению наркотиков. К примеру, психологи определили некоторые характерологические черты, свойственные “алкогольным” личностям. Так, по данным В. Т. Кондрашенко, одни из них — легкоранимы, плохо приспособлены к практической жизни, слабовольны; другие — излишне самоуверенны, тщеславны, болезненно переживают малейшие жизненные неудачи, настойчиво ищут признания. Если на эти черты характера наслаивается еще и психотравма, то вероятность нервного срыва, запоя очень велика.

Однако напомним, что главной причиной злоупотребления спиртным, наркотиками является сознательный грех. А грех врачуется Господом при условии глубокого сокрушения сердечного, искреннего покаяния. Врачуются грехи в духовной лечебнице — в Церкви Христовой, в святом Таинстве Исповеди, когда душа обличает себя перед Крестом и Евангелием. Другого пути исцеления нет. Опытные врачи или психологи, лекарственные препараты и психокоррекционные методики (нравственно приемлимые) — всё это лишь подспорье, часто необходимое и эффективное. Но не более.

Отдельно скажем о наркомании. Увы, распространяется эта “зараза” стремительно. Предлагаем вниманию специалистов, в чьих сердцах есть искра Веры Христовой, и другим заинтересованным людям вариант программы духовно-психологической реабилитации лиц, страдающих этим греховным недугом.

НАРКОМАНИЯ — это страшное зло. В плену этого бедствия, на сегодняшний день, находится примерно 2% населения России. Из них более полумиллиона человекдети и подростки. За последние 10 лет показатели наркозависимости среди молодёжи возрасли в 10 раз. В последние два-три года от призыва в армию было освобождено 18000 наркоманов. Стремительному распространению этого смертоносного страдания активно способствуют сами наркоманы (не говоря уже о наркомафии). Установлено, что лишь один пристрастившийся к наркотикам “заражает” до 60 человек из своего окружения, всячески привлекая взяться за иглу или выпить пригоршню психотропных таблеток. Зачастую это делается с целью перепродажи наркотиков и извлечения некоторой прибыли, чтобы её вновь потратить на приобретение “зелья”. Отметим и то, что средняя продолжительность жизни наркомана 5-7 лет после первой пробы. Смерть часто наступает от передозировки препарата, от опасных инфекций, ввиду тяжелейшего поражения центральной нервной системы, сердца, печени и всего организма наркотиками. Проблема наркозависимости имеет и телесные, и душевные, и духовные корни. Причём, последние являются главными и решающими. Ибо употребление наркотиков — это сознательный грех.

Однако именно это важное обстоятельство не учитывается учёными-наркологами и большинством практиков. Отсюда и результат. Наркомания рассматривается медицинской наукой как неизлечимое или малоизлечимое заболевание (процент исцелённых — 2-3% от общего числа больных). Предложенная нами программа является духовно-ориентированной. Программа является религиозно-направленной и рассчитана на людей православного вероисповедания, или сочувствующих и стремящихся познать Истину святого Православия и с Божией помощью преодолеть свой греховный недуг

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ПРОГРАММЫ

Главная цель данной программы — оказание духовной и медико-психологической помощи наркоманам. Основа программы — Православная нравственность, а также отношение к употреблению наркотиков как к тяжкому греху, при благоговейном отношении к душе страждущего как к образу и подобию Божиему.

ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ

1. Устранение физической зависимости от наркотиков

2. Решение вопроса психической зависимости от наркотических средств путём решения глубинно-личностных, мировоззренческих и нравственных проблем.

3. Профилактика наркомании

ПРОГРАММА НАПРАВЛЕНА НА

Избавление от недуга наркомании

Нравственное возрождение личности

Обретение семьёй, обществом полноценных граждан

Программа осуществляется с участием духовенства, православных врачей и психологов.

СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ ПРОГРАММЫ

Большинство авторов (учёных-наркологов и практических врачей выделяют три последовательных этапа в лечении наркомании, а именно:

а) этап дезинтоксикационной и общеукрепляющей терапии

б) этап целенаправленного воздействия на личность наркомана

в) этап поддерживающей терапии

ПЕРВЫЙ этап лечения включает в себя назначение в терапевтических дозировках медикаментозных средств, таких как транквилизаторы, нейролептики, дезинтоксикационные препараты, витамины, симптоматические средства (анальгетики и др.). По показаниям проведение пиротерапии, гемосорбции. На более поздних этапах назначается физиотерапия. Лечебное воздействие сопровождается рациональной (разъяснительной) психотерапией. Этап медикаментозной терапии проводится в условиях стационара (реже — в амбулаторных условиях) специалистами психиатрами-наркологами.

ЭТАП ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ЛИЧНОСТЬ НАРКОМАНА (содержит три части) составляет:

1-я часть

а) душевная поддержка

б) терапия и психотерапия “пограничных” расстройств: тревоги, депрессии, раздражительности, внутреннего напряжения, бессонницы и др., усиливающихся в период абстиненции (“ломки”); профилактика суицидального поведения

2-я часть

а) анализ интерперсональных контактов и среды, которые способствовали формированию наркозависимости

б) моделирование ближайших и отдалённых перспектив

в) раскрытие позитивных личностных резервов

г) проведение психологической диагностики и предоставление комплекса рекомендаций, соответствующих психологическому типу личности

д) анализ психологических аспектов трудовой и профессиональной реабилитации, психологическая поддержка при переквалификации

3-я часть

а) обсуждение вопросов, касающихся смысла жизни, понятий “грех”, “страсть”, беседы о христианских добродетелях

б) духовно-психологическая подготовка к таинству Исповеди

ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ МЕТОДЫ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

1. духовно-ориентированная психотерапия

2. рациональная психотерапия

3. коллективная психотерапия

4. психотерапия средой

5. психотерапия духовной литературой

6. музыкотерапия

7. семейная психотерапия

8. элементы гештальт-психотерапии, психодрамы

9. метод “парадоксальной интенции” В. Франкла

10. психопрофилактика



ПРЕДОСТАВЛЯЮТСЯ РЕКОМЕНДАЦИИ ОБЩЕОЗДОРОВИТЕЛЬНОГО ХАРАКТЕРА относительно:

режима дня, труда и отдыха;

питания;

закаливания;

физической активности;

использования целебных трав.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПРАВОСЛАВНОГО МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ДУШЕПОПЕЧЕНИЯ

Исповедание Православной веры и привнесение её духовной истины и чистоты во врачебную, психологическую и психотерапевтическую деятельность.

Базирование душепопечительской практики на религиозно-философском и психологическом отеческом и святоотеческом наследии.

Неприятие оккультно-мистических техник (типа программирования, кодирования, гипноза и др.), низводящих богоподобную сущность человека до уровня машины, а также методов, связанных с насилием над личностью, ложью или лицедейством.

ПАСТЫРСКОЕ ОКОРМЛЕНИЕ

Пастырские собеседования и проповеди;

Занятия в группе по изучению Св. Писания;

Приобщение к церковной жизни: Святые таинства Крещения, Исповеди, Причащения, Елеосвящения;

Литургическая жизнь, совершение молебнов, паломнические поездки;

Духовная реабилитация и воцерковление в условиях монастыря (выезд на 2-3 месяца в монастырь в качестве послушника).

ЭТАП ПОДДЕРЖИВАЮЩЕЙ ТЕРАПИИ и духовно-психологической помощи осуществляется в форме динамического врачебного и психологического наблюдения. Формируется постоянно действующая группа поддержки, которую составляют специалисты, бывшие наркоманы, а также лица с сохраняющейся зависимостью от наркотиков, которые проходят лечение и реабилитацию по предложенной программе. Наш опыт свидетельствует о важности и значимости создания подобной группы, в которой страждущие видят перед собой людей, избавившихся от этого тяжкого греховного пристрастия, общаются с ними, получают врачебные рекомендации. Это способствует ослаблению депрессивных и неврозоподобных проявлений, внушает надежду на исцеление.

 

ПРОФИЛАКТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Выступления перед разнообразными аудиториями слушателей: в школах, лицеях, институтах, воинских частях и др. Публикация статей, брошюр, книг, освещающих проблему наркомании и её духовной сущности. Выступления с той же целью на радио и телевидении. Подготовка аудио- и видеоматериалов для распространения их среди населения.

ЕЩЕ СОВЕТЫ И ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ

В этой главе мы познакомим вас с некоторыми приёмами духовно-психологической самопомощи при неврозах, поговорим о психотерапии, предоставим рекомендации оздоровительного характера. Начать повествование хочется с описания развития греха.

“...Способ образования греха из мысли в дело у святых отцов определён, с точностью, и с точностью тоже определена виновность каждого в сем ходе дела момента. Весь ход дела изображается так: сначала бывает, прилог, далее внимание, потом услаждение, за ним желание, из него решимость, и, наконец, дело. (См, Филофея Синайского. Добротолюбие. Т. 3. Гл. 34 и дал.) Чем далее какой момент от исхода и чем ближе к концу, тем он значительнее, развратнее и грешнее. Верх виновности — в деле, и её почти нет в прилоге.

Прилог есть простое представление вещи, от действия ли чувств или от действия памяти и воображения представшей нашему сознанию. Здесь нет греха, когда рождение образов не в нашей власти. Иногда впрочем посредственно переходит сюда виновность, когда, например, образ соблазнительный вспадает на мысль по причине допущенного позволения на мечты. Нередко и самодеятельно вызывается образ; тогда, по качеству его, сие дело становится грехом, ибо человек обязан держать ум свой в вещах Божественных.

Внимание есть установление сознания или ока ума на родившемся образе с тем, чтоб осмотреть его, как бы побеседовать с ним. Это есть медленно в помысле единичном или многосложном. Сие действие более во власти человека, ибо родившийся против воли образ можно тотчас изгнать.

Потому оно и более виновно. Кто внутренне смотрит на преступный предмет, тот обличает худое настроение сердца. Он походит на того, кто в чистый жилой покой вводит нечистое животное или вместе с честными гостями сажает отвратительного нечестивца. Иногда, правда, предмет приковывает к себе внимание своею новостию, поразительностью, но всё, после того как сознана его нечистота и прелесть, должно изгнать его вон, ибо иначе тут будет участвовать соизволение, и из невольного дело сие станет произвольным.. Вообще сей момент очень важен в нравственной жизни. Он стоит на переходе к делам. Кто прогнал помыслы, тот погасил всю брань, прекратил всё производство греха. Потому и советуется всё внимание обращать на помыслы, с ними воевать. Сюда преимущественно направлены и все правила святых подвижников. Отсюда само собой видно, какой цены грехи воображения и самовольных мечтаний. Где им соизволяется, там они грех. Но сей грех, грешнее, если к тому употребляются какие нибудь внешние средства, например, чтение, слышание, зрение, разговаривание. Сии последний также оцениваются, как случаи ко греху.

Услаждение есть приложение к. предмету вслед за умом и сердца. Оно приходит, когда, вследствии внимания к предмету, он начинает нам нравиться, и мы находим удовольствие в умном смотрении на него, лелеем его в мысли. Услаждение греховными предметами есть уже прямо грех. Ибо если сердце наше должно быть предано Богу, то всякое его сочетание с другими предметами есть нарушение верности Ему, разрыв союза, измена, духовное прелюбодеяние. Должно сердце своё хранить в чистоте, потому что из-за него помышления ума становятся злыми (Матф. 15, 18), когда, то есть, оно начинает услаждаться ими беззаконно. Есть, впрочем, усладительные движения плоти и сердца, нисколько не зависящие от произвола, каковы все движения потребностей. Но и они, невинные вначале, тотчас становятся не безвинными, коль скоро сознаны и прикрываются благоволением к ним, или согласием на незаконное удовлетворение ими. В начале они суть движения естественные, а потом становятся уже нравственными. Посему говорят, заметив их — вознегодуй. Отсюда само собою следует, что должно думать об эстетических наслаждениях. Они преступны в той мере, в какой их содержание или форма несообразны с чистотою сердца и нравов. Тоже и относительно мастерских произведений ремесленников: одобрять их умом за приспособленность к цели есть должное дело; а предавать себя их эффекту, ради пустого минутного услаждения, худо. Да и вообще, отходя ко сну, молимся о прощении, если доброту чуждую видев, тою уязвлены были сердцем — чтоб тем очистить сердце своё от всех увлечений днём. Во многих, впрочем, случаях услаждение вырывается необходимо или неудержимо. Тут одно правило: не соизволяй, отринь, вознегодуй.

От услаждения один шаг до желания. Отличие между ними то, что душа услаждающаяся пребывает в себе, напротив желающая склоняется к предмету, имеет к нему стремление, начинает искать его. Оно никак не может быть безвинным, ибо совершается согласием или рождается современно с ним, как бы из под него; согласие же всегда в нашей воле. От желания ещё одною чертою отличается решимость, именно тем, что в состав или в условие рождения её входит уверенность в возможности и видение средств. Желающий изрёк согласие на дело, но ещё ничего не придумал и не предпринимал к достижению своей цели; у решившегося всё уже осмотрено и решено, остаётся только приводить в движение члены тела или другие силы для соответственного производства дел. Когда же, наконец, и сие будет совершено, тогда кончается всё делопроизводство греха и является дело, — плод развращения, зачатого внутри и родившего беззаконие во вне”.

Святитель Феофан Затворник.
ДУХОВНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ САМОПОМОЩЬ

Оценка причин падений и поражений


Очень важно правильно оценить причину собственных падений и грубых промахов. Нередко мы пытаемся оправдать себя и искать причины в других людях или внешних обстоятельствах.

Святоотеческая мудрость учит никогда не заниматься самооправданием, ибо человек по природе своей себялюбив и всегда найдет способ исказить в угоду своего алиби истинное положение вещей (например, “ну, пусть я погорячился и нагрубил, но я ведь тоже живой человек, а вот он должен бы был...” и т. д., постепенно всё более убеждая себя в виновности другого и оправдывая себя).

Вместо же самооправдания правильнее обвинить себя, искренне попытаться разобраться в причинах падения, которые обычно кроются в нашем себялюбии, тщеславии и особенно в гордыни (“где совершается падение, там прежде водворяется гордость; ибо гордость есть предвестница падения”, — преп. Никодим Святогорец “Невидимая брань”).

Одним из действенных приёмов является рационализация. Прежде всего надо успокоиться, помолиться. А далее, нужно взять чистый лист бумаги, авторучку и внимательно, трезво проанализировать сложившуюся затруднительную или конфликтную ситуацию, выписать главные причины столкновения и возможные пути решения этого конфликта, взвесить все “за” и “против”, усмотреть нужды и тревоги всех участников сложившегося недоразумения, найти верные доводы в пользу выдержки, самообладания, смирения.

Попутно можно разглядеть некоторые, ранее незамеченные обстоятельства, существенные психологические нюансы. Завершающим этапом рационализации может явиться принятие определённого решения, так как чем длительнее будет сохраняться неопределённое, двойственное отношение к конфликту, тем труднее его разрешить, а стало быть и восстановить душевное равновесие. Враг нашего спасения всегда пытается лишить нас душевного мира, запутать нас, склонить к унынию. Будем помнить это и трезвиться.

Предусмотрительность. Несмотря на всё многообразие жизненных событий, многое в жизни повторяется неоднократно и представляет как бы некое “клише”. По опыту известно, что можно “спотыкаться”, терять душевный мир или впадать в прегрешения,так сказать, регулярно, в одних и тех же ситуациях. Поэтому надо готовить себя к трудностям, важным разговорам, встречам, ответственным шагам. Готовиться следует размышлением, молитвой, беседой и советом духовника, его благословением (в тех случаях когда это возможно). Ненужно и невозможно всего учесть, но многое можно предусмотреть.

Переключение — простой и эффективный приём. Кому не известно, как приятно прогуляться по лесной тропинке, послушать пение птиц, полюбоваться луговыми цветами, иному доставляет радость повозиться на даче, третьему — встретиться с друзьями и провести вечер в сердечном и душеполезном общении и т. д. Перечислять можно долго. Умение отдыхать с пользой для души — премудрость, которая стоит того, чтобы ею овладеть.

Подобных советов можно предложить ещё немало. При внимательном отношении к себе каждый может по своему усмотрению продолжить этот перечень.

В больницах и поликлиниках лечением неврозов занимаются врачи-психотерапевты. Скажем прямо и откровенно: у психотерапевта, который не исповедует Христа и не является чадом Матери-Православной Церкви, лечиться нельзя. Ведь психотерапия это особая медицинская специальность. Это лечение души душой (в данном случае не путать с психиатрией). Если душа психотерапевта не очищается покаянием, если он говорит одно, а живёт по-другому, если он считает, что вера Христова ему не нужна, то кому же он сможет помочь? Нельзя помочь человеку, не имея собственных духовных ценностей. Ибо может ли слепой водить слепого? Не оба ли упадут в яму (Лк. 6, 39). Отдельно укажем, что использование таких методов “лечения” как гипноз, медитация недопустимо. Такое “лечение” душевредно и опасно. Православная Церковь определяет гипноз как сознательное служение злу.

Несколько слов по поводу употребления медикаментов при неврозах(транквилизаторов, антидепрессантов). В случае невротических состояний, когда симптомы постигшего недуга напрямую зависят от психологических причин и обстоятельств жизни, медикаменты играют вспомогательную роль, ослабляя внутреннее напряжение и притупляя остроту жалоб. Их назначают обычно на непродолжительный период. Главным условием выздоровления будет поиск оптимального решения конфликта, а в духовном плане — смирение и покаяние.

Фитотерапия, то есть использование в лечебных целях лекарственных растений. Метод, который хорошо помогает при неврозах и неврозоподобных состояниях. Однако, заметим, что фитотерапия не устраняет причин возникновения неврозов и | является лишь хорошим симптоматическим (устраняющим симптомы) средством. Традиционно, в качестве успокоительных средств, используются: корень валерианы, мята перечная (листья), хмель (шишки), пустырник (трава), сушеница (трава), боярышник (цветы), ромашка аптечная, плоды тмина. Благотворно влияют на нервную систему изюм, курага, мёд.

О мёдолечении скажем несколько подробнее. Эффективность мёдолечения общеизвестна. Очень хорошие результаты даёт оно при неврастении, нервном перенапряжении, после выполнения длительных и психологически трудных работ. Болгарский учёный Стоймир Младенов предлагает следующую схему мёдолечения: 100— 120 г. в сутки цветочного пчелиного мёда в течение 2,5—3 недель. Утром и вечером следует принимать по 30 г. мёда, а после обеда — 40. Вечером надо разбавлять мёд в стакане прохладной воды и пить его за полчаса до сна. Через 10—12 дней от начала лечения больные (или лица с предболезненными расстройствами), как правило, хорошо спят, у них появляется бодрость, возрастает работоспособность.

Нелишне напомнить и о пользе закаливания организма. Немаловажную роль в укреплении здоровья и психики играет посильный физический труд. Особенно это касается молодых людей. Ненатруженная плоть смущает душу раздражительностью, негожими помыслами. Помните, здоровье душевное и телесное — это дар Божий и относиться к нему следует бережно и со вниманием.

БЕССОННИЦА

Жалобы на бессонницу встречаются у большинства обращающихся к нам больных, страдающих невротическими расстройствами. Сон — это чуткий нравственный барометр. Он изменяется (ухудшается, улучшается) от нашего духовного и душевного состояния. По опыту известно, что когда по разным причинам пожертвуешь молитвами на сон грядущий, пожертвуешь и крепким сном. Плохо спится и после недобрых разговоров, терзающих душу грехов. Хороший, крепкий сон подает Господь.

Тем пациентам у которых открыто сердце к вере, мы повторяем хорошо известные истины: нам необходимо молиться утром и вечером, крестить перед сном комнату и постель, пить освященную воду и кропить ею жилище, читать Евангелие, ( призывать на помощь святых и Ангела-хранителя, пригласить в дом священника и освятить жилище (если оно .не освящено). А самое главное — исповедоваться и причащаться Святых Христовых Тайн.

Многие люди, с верой и упованием на Господа пытающиеся так поступать, чувствуют значительное улучшение самочувствия и мир на душе.

Психологические советы могут быть, например, такими: позвольте себе не спать, не загружайте себя мыслями о сне и его скорейшем наступлении. Зачастую человек больше страдает не от бессонницы, а от переживаний по этому поводу.

Поздний вечер — время спокойных дел и неторопливых разговоров. Погуляйте перед сном. Откажитесь от обильного ужина. Проветрите спальную комнату. На ночь можно выпить 1/2 стакана теплой воды и съесть чайную ложку меда. Примите теплый душ или погрейте в ванной ноги.

Вот ещё совет: две чайные ложки шишек хмеля заварить на стакан кипятка, настоять 4 часа, процедить, выпить стакан на ночь от бессонницы. Перед сном можно помазать виски лавандовым маслом. Можно также 3—5 капель лавандового масла накапать на кусочек сахара и пососать его перед сном. В изголовие кровати полезно прицепить льняной мешочек с высушенными корнями валерианы. Есть наблюдения, что постель из тёмных тонов способствует успокоению нервной системы.

Снотворные таблетки следует применять только по назначению врача. Отварами и успокоительными настоями можно пользоваться самостоятельно.

В аптеках продаются седативные сборы, которые могут быть использованы для успокоения и улучшения сна. Нелишней будет и врачебная консультация.

ОСОБЕННОСТИ ДЕТСКИХ НЕВРОЗОВ

Большинство авторов подчёркивают в происхождении невротических реакций у детей негативную роль неправильного воспитания. Известный специалист по детским неврозам проф. А. И. Захаров выделяет следующие психологические аспекты неправильного воспитания:

1. Несоответствие требований родителей возможностям и потребностям детей. Это означает большее число требований, обязательств, предписаний и условностей, которые трудновыполнимы на практике и превышают возможности усвоения детьми.

2. Неприятие индивидуальности и эмоциональное неприятие детей. Оба вида неприятия выражаются раздражённо-нетерпеливым отношением, частыми порицаниями, угрозами и физическими наказаниями, отсутствием необходимой нежности и ласки.

3. Несогласованный подход в воспитании со стороны родителей и других членов семьи. Он проявляется контрастным сочетанием строгих ограничений и запретов у одного родителя и потакающе-разрешающим отношением у другого. Подобные различия обусловлены твёрдостью или мягкостью их характера и конфликтным противопоставлением точек зрения на воспитание детей.

4. Непоследовательность воспитания, его неровность и противоречивость у каждого из родителей в отдельности.

5. Неустойчивость в обращении с детьми означает повышенный тон, крик, общую эмоциональную неровность.

6. Тревожность в воспитании — это постоянное беспокойство о ребёнке, наличие излишних опасений и предохранении.

Безусловно, подобные примеры неправильного воспитания скажутся на характере ребёнка, отразятся на его душевной организации.

Однако, важно напомнить, что светская наука (в данном случае детская психология) не говорит о таких понятиях как вера в Бога и православная духовность, христианское благочестие, церковность. Не упоминает она и о грехах и страстях. Таким образом наука о душе пытается существовать и развиваться без Бога. Но если, скажем, подобная секуляризация допустима в геометрии или автомобилестроении, то в науке о закономерностях душевной жизни человека она невозможна.

Справедливо рассуждая о многих частностях и деталях она — психология, к сожалению, не видит главного. Воспитание детей в духе подлинного благочестия, настоящего, а не мнимого духовного и душевного здравия, невозможно без веры, без Господа Иисуса Христа.

Только от благодати Божией душа человека очищается, просвещается и вразумляется. Душа, не питаясь благодати Божией не то что не способна к совершенствованию, но и не сможет познать весь трагизм своего бедственного положения. По милости Божией теперь появляются книги и статьи священников, до принятия сана имевших специальность психолога, верующих психологов. Эти факты радуют и обнадёживают. В психологии восполняется тот духовный вакуум, который по известным причинам господствовал почти восемь последних десятилетий.

Но вернёмся к детским неврозам. Проявления их у детей разнообразны: эмоциональная неустойчивость и сверхчувствительность, плаксивость, легко меняющееся настроение, капризность, возбудимость, трудности засыпания, беспокойный сон, ночные страхи, сосание пальцев, обкусывание кожи вокруг них, заикание, энурез, нервные тики и др. Одному возрасту больше соответствуют одни симптомы, другому — другие.

Очень часто невротические проявления у детей обнаруживаются в виде соматических жалоб и недомоганий. К примеру, поднимается температура, появляются боли в животе, болит голова и т. п. Это, зачастую, является проявлением душевного | неблагополучая. Нередко, в ответ на неблагоприятные психоэмоциональные обстоятельства, у ребёнка могут развиваться различные заболевания. Приведём пример. На приём обратилась бабушка по поводу своей 9-летней внучки. Родители девочки часто ссорились, скандалили и, наконец, развелись. Отец ушёл из семьи. На этом фоне у девочки развивается бронхиальная астма (неврогенный вариант). При этой форме астмы не обнаруживают аллергии, не удаётся установить факта частых простудных заболеваний, нет изменений бронхо-лёгочной ткани. В данном случае, астматические приступы — это проявление невротического конфликта. Это крик души ребёнка.

Другой особенностью детских неврозов являются поведенческие нарушения. Некоторые дети пытаются убегать из дому, прогуливают занятия в школе, другие — начинают курить, пробуют алкоголь. Большинство из таких ребят затягивает улица и воспитывает на свой манер. Кто в этом виноват? Родители. Надо любить своих детей, их надо воспитывать, за них нужно молиться, детей необходимо оберегать от тлетворного влияния, так как на неокрепшие детские души выливается сегодня огромный поток разного рода непотребщины. Родительское благочестие — достойный пример для подражания детям. Поведение противоположное тому — пьянство, бездуховность, аморальное поведение — увы, тоже действенный пример. Но пример погибельный. Святейший Патриарх Алексий II очень точно говорит, что “если в душе нет сознания святыни, в ней утверждается мерзость запустения”.

ДЕТСКАЯ ИСПОВЕДЬ

Сегодня не каждый батюшка имеет возможность подробно поисповедовать приходящего ребенка (особенно в городских храмах), поэтому в подготовке к таинству исповеди значительная часть пастырского труда возлагается на родителей и крестных отца и мать. Родители должны положить основание религиозно-нравственной жизни своих детей, пастырь в церкви завершит эту подготовку.

Одной из форм такой работы является беседа на основе нижеприводимых вопросов. Разумеется, первый раз подойдя к аналою, ребенок будет волноваться и, возможно, растеряется. Поэтому, лучше предложить ему кратко письменно ответить на приводимые вопросы заранее, чтобы перед священником прочитать их, получив от него дополнительные вопросы, советы, наставление, и конечно, разрешение исповеданных грехов. На родителях и восприемниках лежит также обязанность ознакомить детей с сущностью покаяния, с раннего детства вложить в их души чувство жизненной необходимости этого великого таинства. Важно, чтобы исповедь, покаяние не превратились в обычное анкетирование, “что делал и чего не делал”, но каждый раз переживалась ребенком как трагедия осознания греха, соединенная с радостью прощения от Бога при условии сокрушения и покаяния.

При подготовке к исповеди и во время исповеди нужно предлагать вопросы, руководствуясь пастырским и родительским благоразумием и опытностью, именно относительно таких грехов, которые свойственны детям по их возрасту, более или менее юному и незрелому. Нужно быть особо осторожным в вопросах относительно 7-ой заповеди закона Божия, говоря об этом в самой осторожной и деликатной форме, дабы лишними словами не оставить на совести детской никакого грязного пятна.

Помощь в подготовке к исповеди ни в коей мере не предполагает посредничество между родителями и священником. Предлагая вопросы и советы относительно исповеди, родители ни в коем случае не должны домогаться узнать грехи своих детей или “что батюшка сказал тебе, когда исповедовал?”. Даже малейшие попытки и вопросы такого рода могут сломать в детской душе доверие к величайшему таинству. Не следует родителям инструктировать священника относительно того, о чем спросить ребенка особенно — вручите исповедника и исповедующего благодати Божией, которая умудрит их и наставит. Будем очень рады, если этот малый труд послужит столь важному и недостаточно освещенному вопросу пастырской практики.

Христианский собеседник “СВЕТ ПРАВОСЛАВИЯ”
редактор — игумен Евмений.


Предварительные вопросы.

Веришь ли ты в Бога?

Знаешь ли ты и веруешь ли в то, что исповедь, совершаемую священником слушает и принимает Сам Господь Иисус Христос, невидимо предстоящий?

Искренне ли ты жалеешь о том, что плохими поступками согрешил перед Богом, нарушил Его святые заповеди?

Со всеми ли ты помирился, идя на исповедь?

Первая заповедь.

Молишься ли ты утром и вечером, перед едой и после еды, перед началом и по окончании всякого дела?

Веришь ли в то, что Бог все видит и знает, не только дела твои, но и мысли и тайные желания, видит тебя и днем и ночью, дома и вне дома, словом, всегда?

Строишь ли ты свою жизнь сообразно с этой верою?

Веришь ли в то, что люди сотворены Богом и что Господь является Творцом вселенной, хотя многие люди и отрицают это?

Любишь ли ты Бога?

Не стыдился ли признаться в своей вере пред людьми? Не отказывался от своей веры из боязни быть осмеянным другими?

Вторая заповедь.

Не тратишь ли ты деньги на лакомства? Не любишь ли много кушать, не соблюдая умеренности?

Не нарушаешь ли святых постов и постных дней: среду и пятницу?

Не гордишься ли своими успехами в учебе, богатством твоих родителей?

Не добиваешься ли первенства среди , своих сверстников? Не желаешь ли, чтобы тебя считали самым умным и добрым?

Не любишь ли командовать, быть старшим над своими товарищами?

Третья заповедь.

Не произносишь ли имя Божия напрасно, в пустых разговорах и шутках?

Не ропщешь ли на жизненные тяготы твоих родителей?

Не завидуешь ли детям из богатых семей?

Благодаришь ли Бога в болезнях, неприятностях, жизненных неудачах?

Четвертая заповедь.

Не ленишься ли в воскресные и праздничные дни ходить в Церковь?

Любишь ли бывать в храме Божием?

Не бегал ли по храму, не выходил ли из него во время службы, не позволял ли себе в храме шуметь, смеяться, разговаривать?

Любишь ли читать Святое Евангелие, духовные книги?

Знаешь ли на память молитвы “Отче наш”, “Богородице Дево”, “Верую”?

Не любишь ли праздно проводить время?

Не имеешь ли пристрастия к телевизору и кино, которые разрушают твою неокрепшую веру в Бога?

Стремишься ли к приобретению познаний, хорошей учебе? Молишься ли о том, чтобы Господь помог тебе в учении твоем?

Всегда ли со вниманием и старанием учишь домашние уроки?

Пятая заповедь.

Почитаешь ли ты своих родителей, не оскорблял ли их грубыми словами и непослушанием своим?

Уважаешь ли своих наставников и учителей? Не допускал ли относительно них оскорбления или неподчинения?

Добросовестен ли ты относительно своих обязанностей в школе и по дому?

Почитаешь ли старших возрастом людей? Не допускал ли относительно них насмешек? Не передразнивал ли и не смеялся ли над увечными, калеками, больными?

Стараешься ли исправиться в своих плохих привычках и отрицательных качествах характера?

Шестая заповедь.

Не ругался ли неприличными и нецензурными словами?

Не таил ли на кого в сердце злобы или ненависти?

Стараешься ли утешить огорченного, опечаленного товарища своего?

Не мучил ли животных? Не убивал ли их ради забавы?

Любишь ли людей, как заповедовал нам Господь?

Подаешь ли, что можешь бедным, голодным людям?

Не ругался ли словесно с каким человеком или сверстником?

Не дрался ли, не обижал ли более слабых тебя детей?

Седьмая заповедь.

Не допускал ли в своем сердце нечистых плотских пожеланий?

Не допускал ли таких поступков, о которых очень стыдно рассказать кому-либо?

Не имеешь ли интереса к фильмам “только для взрослых”? Не рассматривал ли журналы и фотографии с неприличными картинками?

Не имеешь ли друзей, которые учили бы тебя играть в карты, курить, пить спиртные напитки? Не был участником этих грехов?

Не пересказывал ли анекдоты, неприличные истории?

Восьмая заповедь.

Не брал ли тайком, без спроса, чужую вещь?

Не присваивал ли найденные деньги, какой-либо потерянный документ, вместо того, чтобы объявить близким людям о своей находке?

Не заглядывал ли родителям в кошелек? Не брал ли у них без спросу деньги?

Девятая заповедь.

Не имеешь ли привычки врать? Не обманываешь ли родителей, братьев, сестер, друзей?

Не нарушал ли данного обещания?

Не осуждал ли кого? Не разглашал ли недостатки товарищей?

Десятая заповедь.

Следишь ли за чистотой своих мыслей и желаний? Стараешься ли исправляться в грехах, в которых каялся на предыдущей исповеди?

Не завидовал ли кому-либо? Не был ли недоволен, когда при тебе кого-либо хвалили?

Заключительные вопросы.

Дорожишь ли временем? Стараешься ли каждую минуту употребить на пользу души?

Готовился ли ко причащению Святых Христовых Тайн? Веришь ли в то, что священник вынесет в золотой Чаше для того, чтобы преподать тебе для вкушения из золотой ложечки, (это непостижимо умом, но постижимо только верою сердца) Тело и Кровь Иисуса Христа?

Каешься ли, то есть искренне сокрушаясь, просишь у Бога прощения, в грехах своих?

ОБЯЗАННОСТИ СЕМЕЙСТВЕННЫЕ

По творениям Святителя Феофана Затворника

Супруги имеют быть родителями. Дети — одна из целей супружества и вместе обильный источник семейных радостей. Поэтому супруги должны чаять детей, как великого дара Божия, и молиться о сем благословении. Бездетные супруги действительно суть нечто обиженное, хотя иногда это бывает и по особенным намерениям Божиим. Молясь же, они должны и себя готовить к тому, чтоб быть добрыми родителями добрых чад; для сего хранить целомудрие супружеское, т. е., трезвенную отчужденность от сладострастия; хранить здоровье, ибо оно неминуемое есть наследство детей: больное дитя что за радость? Хранить благочестие, ибо, как бы ни происходили души, а они в живой зависимости от сердца родительского и характер родителей иногда очень резко отпечатывается на детях.

Любимое чадо, когда Бог его дает, надобно будет воспитать, а для того иметь достаток; пусть же заботятся о нем заранее не на настоящее только, но и на будущее. Когда Бог дарует чадо, радуйтесь и благодарите, яко человек родился в мир. ( Бог повторил первое благословение и через вас: примите же дитя, как от руки Божией. Но потому же и поспешите, освятить его таинствами, ибо здесь вы и посвятите его на служение Богу истинному, Коему и сами вы, и всё ваше должны принадлежать. В дитяти смешение духовно-телесных сил, готовых принять всякое направление: положите на нем печать Божественного Духа, как основу и семя вечной жизни. Отвсюду теснится сатана с своим злом: оградите дитя оградою Божественную, непроницаемою для темной силы. Освященное в таинствах дитя блюдите потом, как святыню: не оскорбляйте Духа благодати и Ангела Хранителя, окружающего колыбель, своим неверием, невоздержанием, немиролюбием.

Начинается воспитание — дело родителей главнейшее, многотрудное и многоплодное, от коего благо семейства, Церкви и отечества. Тут-то и покажите истинную любовь. Родители, можно сказать, не вы: дитя родилось неведомо для вас как. Воспитать же его — ваше дело. В сем деле на все надо обращать внимание. И на то, что есть дитя. И на то, чем быть ему. Нужно воспитать тело его, доведши его до того, чтоб оно было и крепко, и живо, и легко. Мало предоставлять все природе; должно и самим действовать, по плану с целью, пользуясь опытами других и пособиями здравой педагогики. Но еще больше должно позаботиться о воспитании духа. Благовоспитанный духом и без крепкого тела спасется. Себе же оставленный будет страдать от тела крепкого. В сем отношении должно образовать ум, нрав и благочестие. Ум, если можешь, сам развивай, а нет, отдай в училище, или имей учителя. Нужнее при сем здравомыслие, коему и без науки учатся, нежели научность.

Но всякого долг научить символу веры, заповедям, молитве, или дать познать христианскую веру. Нрав ничем так не образуется, как собственным добрым примером и удалением от худых примеров сторонних. Предотвр щай: сердце невинное под действием благодати окрепнет, и добрые его расположения обратятся в нрав. Тем нужнее свое благочестие для укрепления благочестия дитяти... Ибо оно относится к невидимому. Здесь дела благочестия домашние совершают все, по благодати Божией. Пусть дитя участвует в молитве утренней и вечерней; пусть будет, сколько можно чаще, в Церкви; сколько можно чаще, причащается по вере вашей; всегда пусть слышит ваши благочестивы беседы. При этом нет нужды обращаться к нему: оно само будет слушать и сообража ь.


Родителям, надо со своей стороны все употребить, чтобы дитя, когда оно в сознании, сильнее всего сознавало, что оно христианин. Но опять, главное, собственно дух благочестия, проникающий и прикасающийся душе дитяти. Вера, молитва, страх Божий выше всякого приобретения. Их прежде всего внедрите. Выучившегося читать надо остерегать от беспутного чтения. Жажда чтения неразборчива. Развивающееся дитя покажет, к чему оно гоже. Потому должно полагать основы будущему его прочному, нешаткому, небоязненному действованию на принятом поприще, приготовить к званию, чтоб оно умело в нем действовать, и телом и душею) было сроднено с ним и могло жить в нем, как в своей стихии. Если при сем нужно будет усугубить попечение, усугуби; если нужно прибавить предметов обуч ния, прибавь. То неодобрительно, если все предоставляют течению обстоятельств. Правда, Господь все строит, но Он же нам дает разуметь волю Свою в наших способностях, склонностях и характере. Сему указанию внимать и на основании его действовать есть долг.

Должно руководить дитя навыкать приличию в слове, одежде, положении стана, держания себя пред другими. В молодых летах это тем уместнее, что там действует переимчивость, преимущественно внешняя, и что, утвердившись там, может так остаться на всю жизнь. Приличие — вещь будто незначительная, однакож много беспокоит и смущает ненавыкшего ему. Надо предотвратить от сего дитя. Но опять надо ставить сие дело в тени, как придаток, не возвышать и даже не говорить, как это нужно, а учить просто, как учили ходить. Где рассыпаются похвалы сему, там приличие выдается из-за других, важнейших, вещей и заслоняет их. А это худо. Притом здесь разумеется благопристойность простая, скромная, почтительная, а не модная, вертлявая, изысканная.

Учить искусствам — прекрасное дело, именно: пению, рисованию, музыке и другим; тоже к мастерствам женским и мужским. Они доставляют приятный отдых духу и благонастроение. Но надобно, чтоб не забывалось главное: созидание духа для вечности. Этим должно определяться направление искусственности, или внутреннее её содержание. Надо впрочем помнить, что в воспитании не столько важен материал, сколько силы, или способность и умение доставать его. Что должно вынести из воспитания в сем отношении, это — трудолюбие — тяготение к труду и ненависть к праздности, любовь к порядку — регулярность, чтоб все делать вовремя к месту, не забегая и не отставая, добросовестная исправность — расположение, не жалея себя, не щадя сил, выполнять по совести все, что требуется. Это — счастливейшее настроение, какое обезопашивает на всю жизнь и внешнее счастье, и внутреннее благочестие. Но все же не должно забывать, что такие настроения составляют только внешнюю доброту, внутренняя же состоит в духе благочестия христианского.

Наконец, воспитанное дитя должно пристроить: дочь отдать прилично замуж, сыну достать место или вставить в порядок жизни, к какому он готовлен. В сем деле главное то, чтоб они сами могли потом безбедно жить и успешно трудиться. При выборе второй половины можно иметь в виду расположение, но не должно уважать капризов, рождающихся от соблазна блеском и видимостью, а надо делать, что разумно видится прочным и полезным. Худо делают, когда оставляют детей влечению сердца в сем важном деле. Впрочем, и по пристройке детей не надо забывать их, но надзирать, направлять, руководить, вразумлять. И право и долг родителей не отстают от них по смерть.

Ныне иначе на это смотрят. Но не все то законно, что ныне вводится. Руководитель в воспитании детей — любовь. Она все предувидит и на все изобретет способы. Но должно, чтоб сия любовь была истинная, трезвенная, разумом управляемая, а не пристрастная и поблажливая. Последняя слишком много жалеет, извиняет и снисходит. Благоразумная снисходительность должна быть; но поелику она граничит с поблажкою, то строго должно смотреть за нею. Лучше несколько передать на строгость, нежели на поблажку, ибо она день ото дня больше и больше оставляет неискоренённого зла и дает расти опасности, а та отсекает однажды навсегда, или по крайней мере, надолго. Вот почему иногда существенная надлежит нужда иметь воспитателем чужого. Где любовь уклоняется от истины, там часто, или почти всегда, чрез пристрастие впадает она в несправедливость к детям — одних любит, а других нет, или отец любит одних, а мать — других. Это неравенство и у любимого, и у нелюбимого отнимает уважение к родителям и между самими детьми с таких ранних лет поселяет некоторую неприязнь, которая, при обстоятельствах, может превратиться в посмертную вражду. Чтож это за воспитание?

Не должно, наконец, забывать смирительного и вместе самого действительного средства исправления — телесного наказания. Душа образуется через тело. Бывает зло, коего нельзя изгнать из души без уязвления тела. Отчего раны и большим полезны, тем паче малым. Любяй сына своего, участит ему раны, говорит премудрый Сирах(30,1). Но само собою разумеется, что к такому средству надо прибегать в случае нужды.

Конец и Богу слава! 

 

 
< Пред.   След. >